Том 1

          

 

 

                             

                                                 ССО

                                  ХОР     МИФИ

                                    в  действии

 

 

 

 

 

 

                 Лето   1970 г.

                    Московская  обл.

                        Домодедовский  р-н

                              С/х  «Заря  коммунизма»

                                  Дер.  Заборье

                                       Старая   школа

                                             47-ой  км  Каширского  шоссе

                                                  (если  ехать  от  Москвы,  то  справа).

 

 

 

 

 

 

 

 

                 Это  отнюдь  не  отчет, 

             Это  скорее  дневник.

                    / Post factum, а  следовательно  без  хронологии /.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                 Друзьям   посвящается

                                 и

              для  их  глаз  предназначается.

 

 

 

 

 

 

 

 

       О,  ты.  Листающий  эти  страницы  и  со  скучающим  

                 видом   и  с   затуманенным   взором,

       К  тебе  обращаюсь  я  со  словами   покаяния,

                 но  не  раскаяния:

       Сей   опус  зачал  я  в  минуту   непонятную

                 и   самим   непонятую   -   ЗАЧЕМ?

       Отвечу,   как  на  исповеди,   -  НЕ  ЗНАЮ!

                 Скорее  всего,   ПРОСТО   ВОЗЖЕЛАЛ!!!

                       (а  шо,  не  имею   права?!)

       И     если   тебе   скучно  и  неинтересно   -

                 Отложи   тетрадь   в  сторону,

                 Я  не  обижусь.

       ПРОСТО  ТЫ  НЕ  БЫЛ  С  НАМИ.

       Ибо  у  тех,  кто  был,   взор   затуманен   не   скукой,

                 но  воспоминаниями,

       А  вид   скучен   не  от  неинтересности   содержания,

                 а  по   неудачности   формы.

       Ну,   что  ж,   я  не  волшебник, 

                                                 я   только   учусь.

       Да  простят  меня   за  недостатки   друзья   мои

                 и   осудят   недруги.

 

 

 

 

 

 

 

 

                         Вместо   Предисловия

                                                ( а  то  забуду!)

 

А     началось    все   это,     ежели     хотите    знать,     в     ночь     с  25  на  26  марта  1970  года     в   «хоровом   клубе»,    т.е.   на    ул.  Медиков.    Что     не     знаете?      Так    это    ж   где     Никифоровы  живут.    Вообще,    я     давно    уверен,   что    всякое    доброе   дело   зачинается   в  ночь…    Так   было    и   на   этот   раз.    Отпели    мы  концерт      на     Хлебозаводе      (ох-ох-ох,      как   живыми    оттуда   выбрались,   не   знаю  -   это  было   как   раз   тогда,   когда   Вилков  не    сцене    со     стола      упал),     а      тут    Андрюша    Рубинский   (Барбосик)     и    говорит,   что  у  него   день   рождения    и    Алена   обещала    ради     этого    картошки     сварить.   Ну,   раз   картошка,   тогда     пошли!    Картошку    всю   быстро    съели   -    не    наелись,   за    закуску   принялись.    А    где   закуска,    там    и     «что    перед  закуской».   А   где   «что   перед  закуской»   -    там   и  «сурьезный»   мужской   разговор.  Тем   более,   что   уже   давно   собирались   мы   за   лето    поговорить   основательно,     все   больше   в   плане                     

                            to   be   or   not   to   be,

т.е.    делать   хоровой   отряд   или   нет,   а   если   делать,    то   куда  ехать:   далеко   иль   поблизости,   что   главное   в    этом   деле    -  коллектив   сплотить   и   деньгу   зашибить   (к  чему  лицемерить   -  это   тоже   важный   фактор)   да    края   далекие   посмотреть    или   только,   чтоб    вместе   быть   да   опыта   на   будущее   набираться,   т.е.    далеко   не   ездить,   чтоб   в   случае   чего   плохого   -    шуму  большого   не  было.    Ну,   это    так    говорилось,    в     полушутку,   хоть,     в   общем-то,     опасений     было    много:   далеко   едешь   -  кота    в     мешке    покупаешь,    времени     на     подготовку    мало,    зато   края     далекие    посмотришь    и     опять    же      шанс      на   заработки     выше,   значит,    старички    клюнут     скорее,    т.е.,   которые    в   дальние   отряды   уже   ездили   и  еще   хотят.  А   близко   едешь   -  подготовиться   лучше   можно   и   дипломнички   с   инженерами,   те,   у   кого   месяц  отпуска,   смогут   поехать,   хоть   и   заработки   явно   меньше   будут.   Первокурсников,   опять   же,   молодых   зеленых   много,   как-то   они   себя   поведут….   Вот   и   спорили,  сидели     почти    всю    ночь.   Хорошо   Виталий   Резников   перво-курсник,   (правда,    после  армии,   так   что    уж    не     маленький),   говорил.    Бугор   (это     Никифоров     Володя     сам),     Болонин  Володя,    Белоусов   Володя,   Алферов   Володя    и    другие    тоже   много    говорили.  Я   не   отставал   от   них.   Даже   Аленке   слово  давали,   когда    bream    storming   объявили.    А    именинник,    тот  все    в    блокнотик     или    записную    книжечку    все    записывал,   навроде     секретарем     был,    но    когда   его   очередь   говорить   подходила,   так   он   говорил    и    писал   одновременно,   самоконспектировал.    Долго     мы     так   спорили,   все   выговорились,  потом  часов   в   6   спать   легли,   а   то    ведь   в    8    на    работу   да     на  учебу   надо.    А   часов   в   11   заходит   ко  мне   в   В-403   Андрей   и   результаты   «голосования»    сообщает   -    и   когда   подсчитать  все   успел   -      большинство,    мол,    за     ближний     отряд,   а    за  отряд  все   единогласно.   Так   вот   и   завертелось   колесо.

Ну,   это    уж   скучно,  описывать   долго,   как   вертелось.   И  как   в   штаб,    в    комитет,    в   партком    ходили,    чтоб    нас    не  разбивали,   да    первокурсников    с   третьекурсниками   от   нас  не   отбирали.   Как   агитацию   в    хоре   вели,   чтоб,    дескать,    все    в   отряд   готовились,   как   Жукова   (не   нашего,   а  того   из   штаба)  ловили,   чтоб   хозяйство   нам   присоветовал;   да,   как  начальник,  договор   соорудил.    В     общем,    долгая    песня.   Наконец,   числа   5   мая   вроде  определились,   куда  ехать,    а   19   в    первый     раз  поехали    на    место.

Накануне   опять   у  Бугров   собрались  -   план   разговора   с  совхозным   начальством  обсуждали, да  Бугровы  советы   слушали.   Вот  было   дело,   когда      будущий   командир   с  завхозом    после  этого   «сурьезного»   разговора     в     совхоз    часа     на    2    позже  срока   и   всех  остальных   (Жуков,  Игнатьев,   Ищенко  -   он  командиром    параллельного    отряда   планировался   и   врача   его   Тани)   поехали.   Да,   мастер    наш    Цветков   Толик,    из    МИСИ  выпускник,     тоже    с    нами     был.    Ну,    хорошо    хоть    вообще  приехали    и    доехали.    В   общем,   посмотрели   совхоз,   объекты,  жилье  и  все   прочее,  договор  на   120  тыс.  (2  свинарника   по  50  и  прочих   работ -  плотины   бетонной  -20)   заключили,  пообедали  там   и    полные   всяких   радужных    мыслей    домой    в     Москву   поехали.   А   21   мая   собрание  хора   и  отряда.   Заявления   стали  собирать.     Не     очень   много   набрали,   а      надо     60.    Решили   поагитировать    еще    стариков,    да   молодых   и   своих   хороших   друзей  тоже.  Нехористов  брать  решили только по рекомендациям.  Мастера  стали   искать   -   Цветкова  с  работы   не  пускают. Врача, поваров.   Андрюшка,   тот   прямо   в   бутылку   -   если    на   кухне  будут   наши   девчонки  -  вам   не  завхоз.   «Раечка  -   это  кошмар,  она  мне  даже   снится».   Решили   Валю   Терещенко  с  подругами  взять,  за  ради  старых  заслуг  и   за   ради   Саши,  брата  ейного.  В   общем,   организационная   неразбериха   и   сплошные   неурядицы.   А   тут   еще   прививка   (я  и  Белоусов   врача   обманули  -  осмотр  прошли,   в  книге  записались,   а  укола-то  не  делали!)  А  тут  еще   сессия.   И   завалы,   ох,    сколько   их    было   у   молодежи.   Даже  Рубинский   Андрюша,   уж   на  что   завхоз,  а  и  тот  два  балла  по  ТФ     схлопотал,    а    сапог    и   молотков    все    равно   не  достал. Правда,  он  пересдал  через  день  и  молотки  достал,   а  сапог    все  равно  не   смог.

Короче  говоря,  накануне  отъезда  квартирьеров, т.е. 24  июня  к  1700  список  выглядел   так:

 

А  списков  до  того  было  множество  великое   разных:  и  список   ССО   НКМХ  МИФИ,  и  Приложение  к  списку  ССО  НКМХ  МИФИ,  и  список  студентов  III  и  I  курса,   и  список   на  уколы,  список    на  аванс,  и  список,   список,   список…

А   у   Андрея  списки:   молотков  -  40,  кастрюль  -  12,   портянок  -  100  м2….

В   общем,   бюрократия.

Самый  короткий  список  был  у Гарика  Павленко  - старшего   квартирьера:

Гарик   Павленко

Саша   Агеев

Олег   Андронов (его  за  час  до  отъезда  в  отряд  зачислили)

Андрей  Косилов

Толик   Жуков

Володя  Вилков

Саша  Терещенко

На  эту  семерку  возлагалась   особо  ответственная   задача -  жилье   и  все   сопутствующее   подготовить.

Но  об  этом  в  следующей  главе.

 

Глава  называется   Квартирьеры

Или  "Уж  мы,  братцы,  рвем  подметки"

Квартирьерам  вышепоименованным  была  поставлена  лаконичная  задача:   подготовить   жилье  для  отряда.

В  прошлом  году   в  совхозе  работал  отряд   МИСИ   (  мы  их  часто  вспоминали   тихим  "матным"  словом.  Они  жили  в  старой  школе.  У  них  была  кухня,  столовая  (которую  они  называли  оригинально  "харчевней",  о  чем  нам   часто  говорили  аборигены),  два  дровяных  сарая,   умывальники  и  т.п.

Как  нетрудно  догадаться,   все  это  было  сделано   из   пило-лесоматериалов.  Была  у  них  и  печка  (из  кирпича).  Мачта-флагшток  и  ворота  с  надписью  "ССО  МИСИ"  -  из  металла.

Когда  мы  приехали  в  Заборье   впервые   вместе  с  совхозным  начальством,   при  беглом  осмотре   мы  обнаружили  следующее:  школа  забита   и  помещения  в  ней  забиты  до  уровня  пояса  остатками  строительного  мусора,  один  сарай  отсутствовал,  другой  имел  частный  замок,  печка  разобрана  на  составные  элементы,  коих  (кирпичей)  обнаружено  в  окрестностях  крайне  мало,   ворота   отпилены  и  лежат  на  земле,   навес   над  бывшей  столовой   сохранился   на   40%  (из  10  столбов   есть  4),   столов  нет.   И  только  в  сарае,   стоящем  рядом  с  тем,  что  доселе  было  столовой,   кто-то  живет.  Этот  кто-то   -   бригада  шабашников-армян,   которые   с  конца  апреля   строили  свинарник.  Армян  тогда  было  шестеро.  Да,  ни  умывальников,   ни  "т.п."  уже  не  было.   Объяснение  такому  явлению,  как  исчезновение  "т.п."  и  всего  прочего  было  дано   исчерпывающее   -  лесоматериалы  всем  нужны,  "овес-то  нынче  дорог",  как  говорила  гоголевская  Коробочка.  Когда  приехали  квартирьеры,  они   не    застали   и  этого   -   ходили  слухи,  что  лес  еще  подорожает.  Начался  строительный  бум.

Темпу  работ  мешали:

а)  советы  местных  жителей  ("а  у  МИСИ  было  не  так,  а так");

б)  прораб  Лева  (его  быстро  "уговорил"  Андрей  Косилов,  между  прочим  сообщив,  что  он  не  мальчик,  а  уже  инженер);

в)  жившая  в  прихожей  ласточка  (о ней  речь  еще  впереди);

г)  ограниченность  суток  24  часами  (виноватых  нет);

д)  ограниченность  состава  квартирьеров  (виноват  Ружанский).

Особенно  мешали  Лева  и  дядя  Коля.  "Деточка,  мы  все  сделали,   ты  послушай  меня,  деточка",  -  говорил  дядя  Коля,  убежденно  теребя  рукав  или  плечо   спешащего  на  помощь  квартирьера,  а  тот,  "уважая  седины",  не  решался  прервать  поток  словоизлияний.   Потом  раскусили  -  ведь  говорить  "деточка"  проще,  чем   крутить  баранку…  Нашли  противоядие,   но  это  не  сразу.  После  "политбеседы"  с  Андреем   несколько  "поостыл"   и  Лева  -   стали   появляться  записочки  вроде  той,  что  на  странице  слева,   причем  получать   их  стало  легче.

Немало  хлопот   доставили  и армяне.  Их  обещали  переселить,  поскольку   только  в  школе   мы  не  помещались,  но  обещания…

Связь  квартирьеров   со  штабом   осуществлялась  регулярно  через  день  (А.  Рубинский   часто  бывал  по  своим   хоз. Делам  в  Москве;  А.  Жуков  должен  был  вернуться  в  Москву,   приезжал  В. Вилков) и  первый  вопрос,  который   встречал   нарочного  -  "ну,  как  армяне?"  -   натыкался  на  стандартное  "живут". 

Это  уже  начинало  волновать.  Во-первых,  "сухой  закон",  во-вторых,  места  и  так  мало,   и  вообще  "сосуществование  двух  систем  возможно,  когда   нет   территориальных  претензий".  Маленькое  отступление.  Однажды   у  них   в  дополнение  к   двум  симпатичным   овчаркам   появилась  не  менее  симпатичная  дама.  Это  вызвало  у  квартирьеров  нездоровый  интерес.  Но  даму  видели  на  участке  один  раз,  когда  она  поинтересовалась  то  ли  "который  час",  то  ли  "какое  число".   Впоследствии   выяснилось,  что  это   местная  зав.  клубом,  с  которой  мне  позднее  по  долгу  службы  пришлось   встречаться  несколько  раз,  да  и  не  только  мне,  но  и  В. Болонину  и  А.  Цветкову.  Мы  всячески   старались  спихнуть   эту   встречу   (когда  необходимость  была  совершенно  неизбежной)   друг   на  друга,   что    особенно   трудно  было  мне  и  потому  впоследствии,   когда   кто-либо  из   членов  штаба  хотел  в   дружеской  форме   послать  другого  к  черту   или  еше  куда-нибудь,  то  обычно   более   удачного  адреса,  чем  "а  сходи-ка  ты  к  зав.  клубом",   мы  не   находили.  Впрочем,   это  продолжалось  недолго   -   новые  заботы   вытеснили  всю  эту  муру.  Впрочем,  впрочем,  -   отвлекся…

Итак,  армяне   все  еще  жили   на  нашей  территории  и  этот  факт   все  сильнее  тревожил   нас.   А  квартирьеры  судорожно  считали   дни  до  приезда  отряда.   Работа  кипела.   Обедать  в  столовую   далеко   -   стали  ездить  на  дяде  Коле,  все  экономия  времени.  Суток  не  хватает  -   стали  позже  ложиться  и  раньше  вставать.  Не  раз  помянули  недобрым   словом   отказавшегося  в  последний  момент   Петю  Ружанского.  К  моему  (и  твоему,  читатель)   счастью,  среди  квартирьеров   был   наш  фотограф          А.  Косилов  (см.  фото  слева)  и  Г.  (точнее  Игорь)  Павленко,  который  для  первого  номера  газеты   написал  статью  о  работе  квартирьеров.   Без  позволения   автора,   но  с  обязательной  ссылкой  на  него,  я  и  помещаю эту  заметку  (см.  след.  страницу).

Единственной   отрадой  квартирьеров  был   старый  бесхозный   школьный  сад,  где   неплохо   можно  было  попасти  себя:  яблоки,  вишня,  малина,  крыжовник,   черная  и  красная  смородина  и  все  это  в  достаточных   количествах.

Впрочем,  я  умолкаю,  чтобы  предоставить    слово  старшему  квартирьеру   или,   как  он  сам  себя   называет  "бывалому  квартирьеру"   Игорю  Павловичу  Павленко:

 

УЖ  МЫ,  БРАТЦЫ,   РВЕМ   ПОДМЕТКИ

(Рассказ   бывалого  квартирьера)

Нельзя  сказать,  что  подмосковная   земля   встретила  нас  хлебом  и  солью.  Цветов  и  оркестров  тоже  не  было.  Не  было  и  "благоустроенного   общежития",  о  котором   писали   некоторые  центральные   газеты.

То,   что  теперь   называлось  старой  школой,  выглядело  как  вполне   современное  натуральное  хозяйство,  состоящее  из:

  а)  курятника,  б)  свинарника,  в)  временного  жилья  для  людей.   В  свое  время   местные  школьники  сделали  все,  чтобы  в  школе  было  светло  днем  и  темно  вечером.   Единственным  довольным  человеком  среди  нас  был  А.  Рубинский;  еще  бы  -  любое   помещение   было  почти  готово  для   складирования  инструментов  и  недорогого  оборудования,   нужно   было  только  повесить   замок  и   сложить  "инструментарий".

В  процессе  работы  было  выдвинуто   несколько  рацпредложений.  МЫТБЕ  ПОЛОВ  ПО  МЕТОДУ  Wilkinsa:

Для  комнаты  в 15 м2  требуется   всего  одна  тряпка,  одна  швабра,  два  человека,  включая  автора   проекта,  и   18  ведер   воды.  После  этого   комнату  можно   мыть.

РЕМОНТ  ПЕЧКИ  ПО  МЕТОДУ  А.А. АГЕЕВА:

Выломать  два  кирпича  из  фундамента,   отнести   их  и  два  кубо-метра   кирпичной  щебенки   на  расстояние  50 м,  подмести   и  вызвать   печника.

ПОБЕЛКА ПОТОЛКА  ПО МЕТОДУ ЖУКОВА (Жукова  Анатолия,  а  не  того,  из  штаба).

Белить  потолок,  пока  он   не  будет   побеленным.  А  потолок  считается  побеленным,  если  две  трети  квартирьеров  или   один Рубинский   даст  оценку:

                     "ГОДИДЗЕ"

Кстати  о  Рубинском.  В   сокровищницы  мировой  инженерии    наряду  с  Башней  Эйфеля,  Храмом  Василия  Блаженного   вошел  столб  Рубинского.

Это  одиноко  стоящий, никому  не  нужный,  тонкий  еловый  столб,  закопанный   на  глубину  в  0,7 м  и  в  ямку  диаметром  10  см.  Если  учесть,  что  ширина   штыка  лопаты  равна  20  см,  то  станет  ясно,  почему   некоторые  зарубежные  фирмы  пытаются  купить   патент   на  производство   аналогичных   столбов.  Переговоры  по  этому  вопросу  продолжаются,  чем  и  объясняется  частое  отсутствие,  точнее,  частые  отлучки  А.Р.  из  места  расположения  отряда.

Но  мы  любили  не  только  Андрюшу.

Особой  любовью  и  заботой   окружили  квартирьеры   ударный  объект  "под  кленом"  (новое  название  "У  Добства")

Там  была  истерта  одна  ножовка (следов   которой  до  сих  пор  не  удалось  обнаружить),  оторвано  две  подошвы  и  объедено  пять  кустов  зеленого  крыжовника.

Местные  жители   проявляли  большой  интерес   к  ходу  строитель-ства  -  справки  наводились  по  5-6  раз  в  сутки,  а  за  15  км  о  нем  говорили   как  о  чем-то  очень-очень  большом.

Но  местные  жители  не  просто  созерцали.  Две  трети  соседских  ребятишек   были  объединены  в  первую  бригаду  (бригадир  Саша  Терещенко). Ребятишки, невзирая  на  запреты  родителей  (ай-ай-ай,  как  непедагогично! РЕД.),  уверенно  орудовали  топорами,  работая  на  высоте  6.400.002 м   от    центра  Земли.

Они  нам  помогали. Но  этого  было  явно  недостаточно. Мы  ждали   более  существенной  помощи. И она  пришла. Пришла  сама,  поздно  вечером   1  числа.   Приехали  наши  милые  поварята.  Они  и  сами  сделали  много  и  вдохновили  нас  на  новые  трудовые  подвиги.  Они,  и  только  они  (способствовали)  "повынны"  в  том,  что  в  этот  день,  т.е.  2  июля  мы  сделали  как  никогда  много,  проработав  до  трех  ночи.

Отряд  мы  встретили  на  рабочих  местах,  держась  на ногах  собственных.  "Командир!  Мы  сделала  все,  что  могли! -  сказал  один  из  нас  и  ноги  ему  изменили.

Что  было  дальше  -  вы  уже  знаете.

 

                      ДЕНЬ    "Д"

А  в  это  время  не  дремали  и  те,   которые  остались  в  Москве,  заканчивались  экзамены,  заканчивалась    подготовка  к  отъезду.

Уточнялись  списки,  бегали  взъерошенные  завхозы  (впрочем,  "бегали"   можно  сказать   о  ком  угодно,  только  не  об  Андрее  -  даже  в  самую  критическую  пору  он  не  терял  свою  ленивую  неповоротливость,  и  эдакую  осанку  бюргера,  хотя,  впрочем,  кое-что  и  достал).

Вечером  1.07  провели  последнее  собрание,  раздали  форму,  обговорили   тысячу  мелочей   и  к  квартирьерам  на  помощь  уехали  окончательно  А.  Рубинский,  Люда  Боровкова,  и  Валя  Терещенко.  В  этот  день  чуть  не  возник  "женский  бунт":  наш  врач  Лариса  Мирзоян  потребовала,  чтобы  поварята  получили  справку  санэпидема  для  работы  на  кухне,  чем  повергла  в  уныние  девчат.   Конфликт  едва  удалось  уладить   -  договорились,  что  пока  валя  и  Люда  будут  готовить  так,  без  справки,  Марина  и  Татьяна,  оставаясь  на  пару  дней  в  Москве,  оформят  все  анализы.  Договорились-то  договорились,  но  между  Ларисой  и  девчатами  пробежала  черная  кошка.  После  собрания   появилось  несколько  предложений  крупных  и  мелких,   которые  надо  было  срочно   претворить  в  жизнь  (звездочки,  береты,  что-то  достать  и  т.д.).  Наконец-то   утвердилось   окончательно   название  отряда -  "Отряд  хора  МИФИ",  а  сколько  было  до  этого  споров: "ХороССО"  (звучит  что-то  японское,   не  пойдет),  МАХИСТР (не  очень  понятно),  ЗХ-70,  ЗАХОРЮК -  к  сожалению,  сохранилось  листочка,  где  были  записаны  все  эти  шарады.

Появились  и  первые  публикации  в  прессе:  заметку  в  совхозную  газету  я  диктовал  по  телефону  в  один  из  своих  приездов  в  совхоз  (когда  встречался  с   парторгом  и  обсуждал  план  совместной  работы),  а  в  "СМ"  информация  появилась  без  нашего  ведома  и  участия  и  до  сих  пор  неизвестно,  как  попала  туда  информация,  точнее  от  кого.  Вторая  заметка  в  этом  же  номере,  где  опубликовано  интервью  с  "Блинчуком"  -  Гринчуком  нами  даже  была  не  была  замечена,  но вызвала  соответствующую  реакцию  у  квартирьеров   и  даже  помогла  им  -   "а  где  же  то  общежитие" -  говорили  они  выбивая  из  прораба  очередную  порцию  досок (см.  на  след  странице).

После  собрания  отметили  "Сухой  закон"  пивком.  На  следующий  день  -  день  сборов.

Я  взял  с  собой  в  Вуз  Сережку  -  не  с  кем  оставить  было.  С  ним  кое-как  на  кумаче  написали  лозунг  -  "Нам  песня  строить  и  жить  помогает",  сделали  флажки  для  автобусов,  один  испорченный  прибили  к  щиту  -   получилась  эмблема.  Утром  выяснилось:  А.  Цветков  едет  с  нами  мастером.

И  вот  настало  3  июля  -  день  "Д"  день  отъезда.  У  Вуза  митинг.  Перед  митингом  пришлось  поругаться  с  комиссаром  объединенного  штаба  Б. Банаевым  и  даже  дважды  -

Сначала  накануне  он  в  приказном  тоне  дал  команду  взять  с  собой  в  отряд  трудновоспитуемого  подростка  -  кто,  что,  откуда  -  разберетесь  на месте.  "Так  дела  не  делаются,  не  зная  кто  и  что,  не  побеседовав  с  ним,  в  отряд  не  возьму  -  случись  что  -  пятно  на  хор.  Нет  и  все!"  Уладили  это  -  новое  дело  -  отдай  3-х  ребят  в  Киргизию,  хватает  первого  в  берете  ты  поедешь  в  Киргизию!  Ну,  что  ты  скажешь!  "Боря,  от  нас  никто   не  поедет!  Все!  Ну,  уладили  и  это.

Начался  митинг.

Как  это  было  видно  из  фотографий,  а  как  выглядело  со  стороны  -  станет  ясно  из  газеты,  которая  пришла  к  нам  позже.  Получив  ее  все  были   рады:  еще  бы  -  во  главе  статьи  фото   НАШЕ.

Наконец,  сели  в  автобусы,  поехали.

Дождь  все  усиливался.  Едем  сумрачные  по  этому  поводу.

У  школы  остановились,  взяли  с  собой  А.  Косилова.  Поехали  дальше,  на  центральную  усадьбу  -  должен  быть   митинг,  правда  мы  опаздывали  безбожно.  Автобусы  остановились  у  шлагбаума,  ребята  вышли  поосмотреться.  А  мы  пошли  в  контору.  Никого  нет  -  обед.  Наконец,  пришел  директор.  Это  была  наша  первая  и  единственная     встреча    с  Антоном    Антоновичем    Туманюком           "Антоном".    Решили    митинг   провести   в  понедельник  утром  в  лагере.   Ладно.  Пожаловались   на   то,   что   не   выселили  армян.  Густые   брови   вскинуты   вверх.   Обращаясь    к    кому-то    из  присутствующих  -  "Почему?  Немедленно!"  -  и  все.  Поехали  в  лагерь.

Размещаться  пока  нельзя  -  всем  места  не  хватает.  К  тому  же  планировка  расселения  летит  к  черту  -  у   нас  не  4  девчат,  как  было  задумано  и  известно  квартирьерам,  а  7  -  прибавление  Марины, Раисы  и Милки для квартирьеров  полная  неожиданность.

Сбрасываем  вещи,  где  придется,  в  темпе  переодеваемся  и  все  становятся  квартирьерами  -  работы  еще  уйма.

Почувствовали  силу  "Антонова"  слова.  Стали  заезжать  разные  начальники -  подыскивать  место для  переселения  соседей.

В  первую  очередь  столы.  Девчата  принялись  готовить.  Все   при  деле,  а  дела  не  очень  видно.  Поужинали.  Кое-как  разместились  -  армяне  не  выехали,  т.к.  новое  место  для  них  не  оборудовано.  В  штабе  допоздна  планировали  завтрашний  день,  размещение,  работу  и  т.д.

Завтра  и  послезавтра  -  воскресники-субботники  по приведению  лагеря  в  божеский  вид. 

К  концу  дня  подъехали  еще  двое.  Шелаев  и  Никаноров  -  у  них  было  по  3  завала,  сегодня  с  утра  они  пересдавали,  пересдали,  приехали  проситься  в  отряд.  Решили  взять,  хоть  у  каждого  осталось  по  2  хвоста.

Да,  в  этот  день  был  и  первый  и  самый  неприятный   на  сегодня  визитер  -  Санэпидем  из Домодедова.  Лагерь,  естественно  не  очень  понравился,  но туалет  сделан  по  всем  нормам.  Видимо,  это  и  оказало  решающую  роль,  что  не  очень  давил  на  Ларису  за  неоформленность  поваров. Согласился  с  нашим  предложением,  что  пока  будут  работать так,  без справок,  но  в  ближайшее  время  дооформим.  Кто-то  уезжает,  кто-то  приезжает…

Бригад  пока  нет.  Тыкаются  по  каждой  мелочи  ко  мне  и  к  Болонину.  Разбиваем  на  группы  -  старшие  квартирьеры  -  они-то  знают,  где  что  недоделано.  Вечером  решаем  на  эти  два  дня  этот  порядок  закрепить,  и  плюс  к  тому  ввести  "биржу  труда".  Вечер.  Ночь.  Ребята  уснули  быстро.  Вскорости  угомонились  и  мы.  Заснули  тревожные  -  как-то  оно  будет  завтра  и  вообще…

И  вот  первая  утренняя  линейка.  Это  еще  не  отряд.  Долго  говорит  Болонин  -  задания  по  существу  персональные,  да  еще  куча  объявлений. Но  работа  продвигается  быстрее - все  при  деле.  Под  вечер  приехали  Жуков  и  Калин  (гл.  инж.)  -  привезли  кучу  инструкций  в  основном  по  ТБ,  дали  кучу  советов  и  ЦУ.  После  обеда  часов  в  5  собираются  уезжать.  А  у  нас  на  кухне  легкая  паника  -  у  Бори  Людаговского  (он  приехал   помочь  на  эти  пару  дней,  а  вообще ему  на  работу,  в  отряд  приедет  только 1 августа)  сегодня  день  рождения,  надо  как-то  отметить.  Маришка  бежит  к  соседям,  добывает  яйцо,  девчонки - набег  на  сад,  через  15  минут  мусс  готов.  Качнули  Бориса  Андриановича,  торжественно  вручили  мусс  и  деревянную  медаль,  тарелка  с  вкуснятиной  пошла  по  кругу,  Боря  стоит  ошарашенный  -  "черти,  как  узнали,  вот  черти".  Узнали-то,  конечно,  из  заявления.  Кстати,  вот  еще  одно  дело  -  проследить  все  заявления  и  выписать   всех  именинников.  И  двоешников  тоже.

Сегодня  стало  легче.  Лагерь  становится  похожим  на  обитаемое.  Выделена  группа  художников  (красиво  сказано)  можно  заняться  марафетом.

С  Сашей  Агеевым  договариваемся  ночью  делать  газету,  чтоб  утром  висела.  С  Гариком,  Маришкой,  Женей  Тимохиным  -  насчет  заметок.  Пока  Саша  готовит  эмблему  вместо  мисийской  на  ворота.  Не  обошлось  без  курьеза  -  забили  два  окна  фасада  фанерой,  покрасили,  решили   нарисовать  глаза  -  Боря  Тимохин  нарисовал  -  краска  зеленая  -  … что-то   отдаленной  напоминает  петушиный  хвост.  Пришлось  замазать.  Вырыли  и  уронили  мачту  -  продели  тесьму  для  флага,  снова  подняли.  "Работа  опасная", -  сказал  Цветков  и  лично  возглавил  операцию.  Видимо,  подействовали  инструкции  по  ТБ.  Хорошо  (но  не  отлично)  действует  "биржа  труда".

Накрапывает  дождь,   но  настроение  заметно  улучшается.  В  штабе,  в  каптерке  все  становится  на  свои  места.  Провели  инвентаризацию  привезенного  хозяйства.   Многого  не  хватает.  Взять  хотя  бы  комиссарское  оборудование:  планировали  вон  сколько,  а  в  наличии-то   всего…  Ну,  ничего,  достанем.

Оформили   уголок  "ТБ"  -  приклеили  приказы,  полочку  сделали,   в  банке  цветы.  В  углу  прибили  плакат-табличку   "Помни,  что   производственный   травматизм  -  ВРАГ  КОММУНИЗМА".

Горе-поэт  срифмовал  "измы",  а  горе-художник   нарисовал  почему-то  грозное   лицо  хирурга  с  указующим  перстом.  Вообще  эти  плакаты  умиляют:

"Сначала  убери  станок,   потом  уходи  сам!"  (повесили  в  мужском туалете), "Не  влезай  на опору под напряжением" (там же).  По-моему,  с  этих  табличек  началась   волна  "украшательства".  Аналогичными  плакатами  и  табличками  Болонин  поднее  разукрасил  всю  столовую,  а  пока,  грозно   махая   молотком  прибивает  "травматизм".   Над  кроватью  Толика  Цветкова  кто-то  сначала  прибил  "Не  зная  станка  не  работай  на  нем!"  потом  эту  надпись  заменили:  "Мастер!  Помни  за  каждый  несчастный  случай  ты  несешь  личную  ответственность!" (он  и  вспомнил  это,  когда  пошел  ставить  мачту).  Над  моей  кроватью  укрепили  старый  выгоревший  флаг,  точная  копия   (вместо   комсомольский -  хоровой)  которого  завтра  будет   поднята  на  мачту,  и  снабдили  его  надписью:

                  Этот  флаг

 начал  свой  путь  со  строительства

 объекта    ЦК    ВЛКСМ    в   отряде 

 "Вешняки-67".    Затем    был     с 

           отрядом    "Якутия-68",    в    1969 г.

 с  отрядом "Ирбей-1" в  Красноярске.

Над  кроватью   командира   пока  не  было   ничего,   кроме  зеркала.   Андрею  я  предлагал  повесить  хрюшку  (см. 1  стр),  но  он  отказался  наотрез,  тогда  ее  повесили   над   председательским  стулом   за  столом  в   штабе.

Поставили   ворота,   исправив   с  помощью   веточек  и  проволоки   МИСИ  на  МИФИ.

Оформили  линейку.

Вечером   штаб-план  завтрашнего  дня,  ведь  завтра   настоящая  работа,   а  не  подсобная!

После   штаба  с  Агеевым  в  каптерке  творили   газету   -  я  печатаю  и  клею,  он  рисует.   Газету   решили   назвать  "Первая  газета".   Она  имеет  постоянные  рубрики:

Передовица  (сурьезно),  БЭЗ  ПИВА  (тоска   сухого  закона),

НОВОСТИ  СПОРТА,  еще  что  есть   и  БРИЗ   (попытка  повлиять  на  начальство,   если  что  плохо).   Передовицей  этого   номера   служила   уже   знакомая  статья  "Уж  мы,  братцы,  рвем  подметки"  с  несколькими   фотографиями,  сделанными  Андреем  Косиловым.   С  остальными   заметками  можно  познакомиться,  перевернув  страницу.   Поскольку   в  номере   было   много   о  завхозе,  открывала  номер   ЕГО   фотография   с  надписью   "Этот  номер  посвящен   ЕМУ".

Итак,  

             Первая   ГАЗЕТА   №  1

была   вывешена    рано  утром   за   75  мин   до  подъема   3.07.

Кстати,   мы  ее  не  убрали  -  пятнадцатиминутный   дождь  -   и  гуашь  дала  великолепные   подтеки.   Как  ужаленный  я   выскочил  из-за  стола   (дело  было   в  обед)…   но  было  поздно!

 

 

 

Первая   ГАЗЕТА   №  1

 

           НОВОСТИ   СПОРТА

В  нашем  отряде  началась  подготовка  к  чемпионату  мира  по  футболу    1974г.  Учтя   уроки  мексиканского   турнира,  тренировки  проводятся   в  тяжелых,   утяжеленных   условиях:   используется   мокрый  мяч,  сырое,   сверхтравянистое,  высокогравированное  поле.   Продолжительность   тренировок   повышенная,  время  -  темное  время  суток.

Особое  внимание   преемнику  Качалина   советуем  обратить  на талантливого и  выносливого крайнего   В. Болонина  -   он  много  перемещается  по  полю  с  мячом  и  без  него,  обладает  отличным  рывком  при  передвижении  в  направлении  своих  и  чужих  ворот.  Но  особенно  поражает  его  выносливость  и  работоспособность  -  во  время  последней  тренировки  он  в  течение  240  (!!!!)  минут  ни  разу  не  снял  своих  тяжелых  кирзовых  сапог  и  все  это  на  повышенных   скоростях!  Вот  это  да!   Знаменитый  Пеле  не  выдержал  бы  и  30  минут.

В  журналистских  кругах   говорят,  что  он  собирается  приехать  посмотреть   на  игру  своего  пока  безвестного  соперника  и  не  далее,  чем  на  следующей  неделе.

          Мой  комментарий: накануне, окончив  работу,  ребята  решили  погонять  мяч   на  участке.  Трава  не  была  еще  скошена,  много  камней.  В  игре принимал  участие  и  В.  Болонин  в  своих  любимых  сапогах  -  остальные  играли  в  кедах. Матч  окончился,  когда   мяча  не  было  видно  на  расстоянии  0,25  м.

 

ИСПОВЕДЬ   КОРМИЛИЦЫ

(почти  молитва)

О, великий бог Очагов, Дымоходных Труб, Кастрюль и Обжор!

Услышь  нас,  услышь  молитву   нашу.

Вот  второй  день  маемся  -  еще  лучи  не  коснутся  земной  юдоли,  а  уж   юный  отрок,  именуемый  дневальным,  ломится  в  нашу  светелку,  нарушая покой  и сон  наш. Глухой  стон  раздается  ему  в  ответ  -  он  разбудил  не  ту!  Ну,  да  ладно,  мы  не  ропщем  и  не  сетуем   -  кто  рано  встает,  тому  бог  подает"

Дошли  наконец  мы  до алтаря  твоего.      Опять  комментарий       А  он  холодный.                             Накануне В. Болонин  и А. Цветков

А  вода  не  кипит  и  не  булькает,        за  ужином  блестяще

А  дневальный  ворчит,                           справились  с  обязанностями

А  дневальный  скрипит                          официантов,   обслуживая

И  дрова  в  дымоход  все  засовывает. "поварешек"

Великий!

Вразуми  ты  их,

Чтоб  горели  дрова,

       Чтоб  кипела  вода,

            Чтоб  дневальные  нам   улыбалися!

А  еще  вразуми   едоков   наших,

   Чтобы  писем  по  утрам  не  писали,

        Завтракать  все  вместе  начинали, 

           Нас  со  счета  не  сбивали

                И  посуду  убирали,

                    Про  mersi  не  забывали.

Еще.

Поддержи  тот  дух  в  штабе  нашем, что  снизошел  на  них  вчера  (а  может  это  ты  его  ниспослал  на  них?)  дабы  и  впредь  они  нас  и  холили  и  лелеяли  и  кормили  нас  каждый вечер,  да  и  другие  поступали  тако  же.

 

                 Ода  ЕМУ

Мы  помним  чудное  мгновенье,

Когда  мелькнул  в  окошке  ты.

И  дядя  Коля  вдохновенно

Увез  знакомые  очки.

                       (За  томатом).

Проходит  миг,  прошли  минуты,

Проходят  долгие  часы

И  с  молоком,  как  дивный  гений,

Пред  нами  вновь  явился  ты.

                       (Без  томата).

В  кабине,  рядом  с  дядей  Колей

Проходят  грустно  дни  твои

Без  нас,  без  бритвы,  без  отряда,

Без  нашей  ласки,  без  еды.

                      (Но  с  думой  о  томате).

Настанет  день,  когда  с  томатом

Предстанут   милые  черты?!?!

 

Комментарии  излишни  -

            Ода  от  кухонной  бригады

                         ЕМУ   -   завхозу.

 

                   БРИЗ

 

Есть  мелочи,  которые  мешают  крупно.  Есть  недостатки,  которые   может  исправить  только  воля  начальства  или  творческая  мысль.

Творческая  мысль  направляется  в  бюро  рационализаторов  и  изобретателей.

Сегодня  наш  БРИЗ  публикует  два  проявления  творческой  мысли,  появившихся  на  свет,  ввиду  недостаточного  наличия  воли.

          Когда   электрик  не  приходит,

          Когда  розеток  дефицит,

          Такая  бритва  в  моду  входит

          И  украшает   внешний  вид.

Мой  комментарий: На  всю  школу  было  2  розетки,  электрики  собирались  придти   уже  4  день,  а  комиссар  требует  бриться  ежедневно.

     Мы  не  знаем,  когда  человек изобрел  колесо;

     Не  знаем,  когда  он  изобрел  бочку;

               Не  знаем,  когда  он  соединил  вместе  эти  два  изобретения  

               для   доставки   и  хранения  воды…

               не  знаем  и  только   поэтому  предлагаем  такой  способ

               доставки  воды.

          Мой  комментарий:  водопровода  у  нас  не  было,  по  воду  ходим  на  колонку  с  бидонами,  а  танка   на  колесах  не  давали   (Справка  -  в   день  расход  составлял  1,7 - 2 т  воды).

 

               Первая  газета  №  1.

               БЭЗ  ПИВА.

           По  инициативе  Владимира  Серафимовича  Вилочкина  в  наш  быт  вошло  новое  понятие  СУХОЙ  ЗАКОН.  Это  значит,  что  45  дней  мы  будем  обходиться  БЭЗ  ПИВА,  ВИНА  и  того  подобного.

Спасибо  тебе,  дорогой,  Влад.  Сер.

Ведь  истинность  и  сила  дружбы  и  привязанности   познается  в  разлуке.  Мы  постоянны  в  своих  чувствах  и  уверенны  во  взаимности.

 

           Однако,  отдельные  товарищи,  находящиеся  в  наших  рядах,  не  совсем   правильно  поняли  смысл  сухого  закона.  Например,  кое-кто  решил,  раз  сухо  -   значит  нельзя  использовать   воду  и  для  таких  целей,  как приготовление  щей  (примером  могут  служить  прекрасные  безводные  щи   из  мяса,  что  были  намедни),  умывание  и  прочее.  Что  ж  может  они  и  правы.

 

           Но  есть  и  другая  крайность.

           Так,  тов.  Белоусов  Влад.  Ив.,  любовь  которого  не  терпит  расставаний,  вчера  испив  6  раз  по  0,5  л  молока,  за  один  раз,  утверждает,  что  при  этом  он  испытывал  такие  же  эмоции,  как  и  после  0,5  стакана  пива.

           Но  это  только  начало.

           Интересные  эксперименты  по  части  Сухого  закона   продолжаются.

 

           Когда  верстался  этот  номер   в  редакцию  пришло  письмо,  в  котором   постоянный  читатель  нашей  газеты  Б.  (или  Е.)  Тимохин  спрашивает: 

А  как  распространяется   Сухой  закон  на  приготовление  раствора?  Наш  спецкорр  взял  интервью  у  мастера,  который  категорически  ответил:  "Нет!  Пропорция  стандартная  1 : 3.  Имеется  в  виду  цемент  и  песок.

            Последний  абзац  был  вычеркнут  цензурой  в  лице  автора,  редактора  и  комиссара.

 

            Следующая  глава  называется

                  ДЕНЬ  ПЕРВЫЙ.

 

           Итак  настало  утро  6.07.

           К  8.30  приехало  совхозное  и  штабное  начальство:

Гринчук,  Кирсанов,  Лева,  парторг  Цыбизов,  Жуков,  Калин,  Гена  (комиссар).  Приехали  соседи  из Долматово.

           Лагерь  не  узнать.   Все  чисто,  трава  выкошена,  на  линейке  цветы,  т.е.  красивая  трава.  Бордюр  из  аккуратно   уложенного  битого  кирпича,  на  школе красуется  надпись  HOTEL  MIKROPOL  (буквы  вырезаны  из  белой  бумаги  и  приклеены  по  фронтону.  Агеев  попросил  сделать  3-х  метровую  лестницу,  дабы  подклеить  эти  буквы.  Г.  Павленко  быстро  выполнил  порученную  работу  -  лестницу  длиной  3,5  м  могли  перемещать  4  дюжих  молодца  или  6  послабее).

            Висит  "Первая  газета  №  1".  Все  сытые  и  в  парадной  форме.  Дима  Ефремов  подымает  горн.  Звучит  сигнал  к  открытию  линейки.  Все  как  в  кино.  Идет  опять  же  митинг.

            К  подъему  флага  вызываются   Андронов,  Алферов,  Вилков.

Флаг  поднят.  Лагерь  открыт.  Не  было  салюта  и  барабанного  боя.  Остальное  все  было.   Даже  гимн  -  Gaudeamus  продирижировал      В.И. Белоусов,  правда,  он  от  волнения  взял  тон  такой,  что  1  басы  пели  где-то  в  районе  профунды,  но  ничего   -  на  гостей  и  это  произвело  большой  эффект.

            После  речей  я  зачитал  решение  штаба  от  3.07.70.:

            "Объявить  благодарность  и  вручить  "Звездочку  ударника"  квартирьерам  Павленко  И.П.,  Андронову  О.И.,  Вилкову  В.С.,  Жукову  А.В.,  Агееву  А.А.,  Косилову  А.Н.,  Терещенко  А.И.".

            Так  прошла  первая  "Звездная  линейка".

            Потом  полуторачасовой  инструктаж  по ТБ. Все  по  нескольку  раз  расписывались  в  разных  журналах.

            Т.Б.,  ох,  сколько  раз  это  Т.Б.

            Начальство  уехало.

            Все  переоделись,  кто  во  что  мог  и….

во  главе  с мастером  колонна  направилась  к  "Объекту".  Настроение  было  праздничное,  ей-богу.  Хоть  со  стороны  это  зрелище  и  было,  видимо,  презабавное: кто  в  чем,  в колонну  по 2,  по 3,  вдоль шоссе.  А  на  рожи  посмотришь -  ужас,  такие все  серьезные,  сосредоточен-ные.  Настрой  был,  в  общем,  что  надо.  Даже  пресловутые   проза-ические  свинарники  с  этого  дня  стали  называться  в  обиходе  не  иначе  как  "ОБЪЕКТ".

            Кстати  об  объекте.

            Свинарник  -   это  такая  штука  длинная  (72 м),  не  очень  широкая  (12  м)  и  совсем  не  высокая  (высота  кладки   ~  1  м,  высота  в  коньке  ~  4 м).  Никаких  чертежей  или  чего-нибудь подоб-ного  не  было  и  в  помине.  Строили  по  интуиции  и  по  примеру  -  стоят  же  рядом  действующие,  опять  же  у  армян  можно  посмотреть.   В  общем,  представить себе  можно   по  эскизам.

            Теперь-то  уж  знаем,  а  тогда,  в  первый  день…

            МИСИ,  работая  здесь  в  прошлом году  оставил  после  себя  кроме  2-х  свинарников,  на  фронтоне  которых   красовалось  МИСИ,  еще  один  недостроенный.  В  вырытый  фундаментный  котлован  брошено  несколько  блоков  и  все.  Нам  "повезло":   зимой  прорвало  один  из  соседних  жижесборников  и  зловонная  жижа  заполнила  весь  котлован.  Когда  мы  приезжали   сюда   в  первый  раз,  в  мае,  начальство  обещало   откачать  жижу   и  засыпать,   обещало…

Когда  мы  приехали  теперь,  были  обещания,  была  и  жижа. Правда,  меньше,   но  в  ее  уменьшении  было  виновато  не   начальство,   а…

солнце.  Предполагалось,  что  мастер  поедет   раньше  и   во  время   квартирьерства   организует   откачку   или  отрыв  котлована   под  второй   свинарник.    Предполагалось….

            Но  Толик  освободился   с  работы   только  2-го.  Так  что,  придя   мы  увидели  "объект"   и  лужи   во  всей  их  красе.   Если   к  этому  добавить   ароматы   из   соседних  действующих  свинарников,  то  вы  получите   отдаленное  представление  о  том,   куда  пришли  мы  утром   6.07:

            Жижа   была  в  котловане,   а   в  центре   площадь   72 х 12   завалена   кирпичом,   заросла  бурьяном.   Бугры  и  ямы  (последние  как  правило  с  жижей)  же.

            "На  объекте   распоряжается   мастер".

            И  вот  первое  "распоряжение"  -   выбрать   кирпич  и…  выполоть   бурьян!  Плотники  -  делать  ларь  для   цемента…!"

             Все  по  местам.   Энтузиазм   так  велик.  Что  бросаются   полоть  бурьян!  И  только  потом  соображают…   Толик  на  прополке  бурьяна   больше  не  настаивал.

             Начинаем  таскать  кирпич.  Потом  быстро  соображаем,  что  так  просто  мешаем  друг  другу,   а  если  встать  в  цепочки…

             Раз… раз… раз…  Летят  силикатнички,  летят  милые.  А  вместе  с  ними  летят  рукавицы.   Час  работы   -   и  у  всех  на  рукавицах  дыры.  Тяжеловато  с  непривычки,  пот  вытереть  некогда,   но  никто  не  рискует   объявить  перекур.   Олег  Андронов  в  сосед-ней  цепочке   задал  темп  такой,  что  дал  бог.   Поменяли  уставших,  перекурили.  Снова:   раз…  раз…  раз…

             Толик  и  Володя  в  это  время  прикидывают  вместе  с  подъе-хавшим  начальством  место  для  разбивки  второго  свинарника  и  выясняют  вопрос  "когда   откачают".

             В  общем  для  первого  дня  сносно,   нормально.  Но  фронта  нет,  лишние  руки. Нормально  начинают  работать  только  лесопиль-ники.   Вечером  опять  штаб.

             Как  использовать  руки  рабочие?  Когда  лишние  на  стройке,  они,   во-первых, мешают,  а  во-вторых,  падает  моральный  дух. Есть

Возможность  заняться  марафетом  в  лагере  -  хорошо.  Рубинскому  нужен  помощник  -  хорошо.

             Расписываем   буквально   пофамильно,    хотя     первичная  раскидка  по   бригадам   уже   есть.   Не   лады  с  техникой  -  в  5  уже  все   уехали,   а   мы  работаем  позже.   Значит,   завтра   надо  ехать  в  "Зарю" (так  именуют  центральную  усадьбу)  ругаться.  Пока  ведутся

работы  подготовительные  на  втором,  попробуем,   что   можно  сде-лать  на  первом  -  на  одной  из  длинных  стен   фундамент   выложен  примерно   на   2/3  -  можно   гнать   стену  -  сегодня   уже  пробовали  гнать  "0".

             Сходили   на  экскурсию    к   армянам  -   грамотно    работают,  черти,   аккуратно.   Леса    на  торце  очень  оригинальные  и  простые,  правда,    не     очень   понятно,   как    держатся.   Вообще,   есть,   что  посмотреть    с  точки   зрения  НОТ  -  дороги,   аккуратность   -  видна  опытная  рука.  За  старшего  у  них  Гриша   (он   ездит   шабашничать  восьмой год).  Хоть  мы  и  выселили  их  и  ругались  из-за  них.  Они,  видно,  зла  не  имеют.  А  поучиться  у  них  есть  чему.  Учли  и  это  при  обсуждении  завтрашних  дел.  Понемногу  налаживается  быт  -  приходили  электрики,  сделали  розетки.  Выехали  армяне  -   правда,  жить   там    нельзя   -    как   они    жили:    от   запаха   ДДТ   начинает  кружиться  голова  и   резать  глаза.  Грязи   не   очень  много,  но  есть.  Ладно,   завтра  сюда   въедут,  а   сегодня  Лариска  моет  пол,  а  Леша  Васильев занимается  стеклами. Провели  распределение  по комнатам. А  теперь  -  спать.

                                   ЕЩЕ  ДВА  ДНЯ +  ОДИН

             Эти   два   дня   по  праву  можно  назвать  днями  становления.  Переиграли  бригады,  кажется,   окончательно.   Нашли  оптимальный  распорядок  дня.   Более-менее   наладили  быт:  теперь  есть   и  столы,  и  танки  для  воды,   и   даже  телевизор.  Пока,  правда,   не   работает,  ибо  нет  антенны.  Уже  начинаем  добиваться  телефона,   правда,   шансов  мало,  но  чем  черт  не  шутит.  А  то  каждый  раз  в  Зарю  не  набегаешься,  чай  не  близкий  свет  11  км.

             Возник   маленький  скандальчик  -   сточная   канава   от  умы-вальника  проложена   над  телефонным  кабелем  "особого  значения".  Пришла   грозная   бумага   с  красной  полосой   и   серьезным   преду-преждением  об уголовной  ответственности  (почему-то  на  мое  имя)  Вот  это  да!  Но  ведь  мы-то  используем  прошлогоднюю  канаву.  На  дня   приедут   разбираться  -  думаю,   разберемся,  умывальник  пере-носить  не  будем.  (так  это  и  оказалось,  только   предупреждение  на  таком  же  бланке   написали,  что  дескать,  предупрежден  я,  где  про-ходит   кабель,  и  обязуюсь  там  не  рыть  -  не  буду,  это  точно).

             Не  обошлось  без  шуток  и  с  танками  -  привезли  эти  бочки  на  колесиках  и  поехали  за  водой  Болонин,  Игнатьев,  Рубинский.  Поехали  на  верхний колодец. Пока  танк  наполнился  на  3/4  прошло  почти  полчаса. Познали  мы "эффект  льющейся  струи".  Пока  довез-ли  его  до  дома  взмокли  -  тяжко,  особенно,  когда  управлять  еще  не  наловчился-  виляет  он,  треклятый,  из  стороны  в  сторону,  а  в   нем  ведь  массы  почти  тонна,  ну  пусть  чуть  меньше.  Довезли.  Но  все  равно это  много  удобнее,  чем  с  бидонами.  Но  не  это  главное.  Это  присказка.  Сказка  впереди.  Главное  -  в  эти  два дня   наладилось  с  работой. 

            Началось  все,  как  водится  с  неприятностей.  Для  начала  оно  всегда  так.  Рук  рабочих  было  много  - стенку  эту  и  кусок  тамбура  быстренько  вымахали,  хоть  и  месили  раствор  врукопашную.

            Вымахать-то  вымахали,  а…

            Приехало  одно  начальство  -  рот  раскрыло  от  удивления   -  не  было  ничего,  а  вдруг  стенка.  "Ну  -  говорит  -  ребята  дорвались  до  стенок!"   Приехало  другое  -  давай  ругаться  "Почто,  мол,  сили-катным  кладете.  Ведь  он  от  этой  заразной   жижи  в  два  счета  по-летит".  Мы  и  туда  и  сюда.  Вон  и  у  МИСИ  из  силикатного  куски  стены  есть,  да  и  никто  нам  не  сказал,  что  нельзя,  хоть  и  видели.

Один  говорит:  "Ломай!",    а    другой   -  "Да  ничего,  только  дальше  красным  клади!"   Побазарили,  побазарили,  на  том  и  порешили.

           А  тут  еще  брачок  нашли  (то  ли  сами,  то  ли  начальники, уж  не  знаю,  да   не   важно  это)   только   часть   стенки,   где    девчонки  клали,   -     вектором    Умова-Пойнтинга    пошла:     волна     и     в  вертикальной   и   в   горизонтальной   плоскости.  Небольшая,  правда,  волна,  по  горизонтали  быстро   выправить   можно,  а  все  равно  не-приятно.  Поругались  в  сердцах,  но  в  общем-то  за  дело,  а  их  это,  видно,  здорово  задело. Договорились  с  начальством  насчет  экзаме-на,   чтоб   на  растворомешалке   служить  и  такелажников  побольше  было.  Договорились  насчет  техники.  Договориться-то  договорились  да  только  техника  все  равно  в  5  домой.  А  мы  тоже.

        А  наутро  в  Зарю,  так,  мол  и  так  -   отряд   стоял.    Болонин   и

Цветков   там    поругались   словом    крепким,    все   встало   на  свои  места - путевые  листы  направленных  к нам  водителей  подписывают

командир  и  мастер.  Все  сразу  стало  как  надо:  мы  до  8  и  техника  до  8.  Сразу  легче  на  душе  стало.   Роют   фундамент  под  второй,  блоки  кладут  рядом,  чтоб  потом  не  задерживаться.  Плотники  кон-верты   для   лесов,   да  лари  для   цемента  ладят,   такелажники  ямы  под   блоки  равняют - в общем  лишние  руки  хоть  и  есть,  с  каждым  днем  все  меньше.  А  тут   и  еще  работа  -  пока  время  есть,   дров  для  кухни  впрок   наготовить. Так  "1  каменщицкая"  стала  временно  "лесорубной".  А  как  с  техникой  на  лад  пошло  -  все  свободные  кирпич  ко 2-му  возить: возле  армян  его  горы, кирпича-то  красного,  а   нужен  он  здесь  будет.

          8-го приезжала  комиссия  -  Щавелин,  Балаев,  Жуков.  Походи-ли  они,  посмотрели.  Вроде  довольны  остались.  Все  на  ТБ  напира-ли.  А  что  у  нас  ТБ?  Это  не  с  пятиметровых  лесов  класть   кирпи-чики.  Правда,  у  торцов  тоже  не  низко  и  оттуда,   если  упасть,  больно  будет.  Но  мы  аккуратные  и,  вообще   говоря,   ТБ  уважаем.

Только  уж  больно  оно  хлопотное,  это  ТБ. Щавелин  дал   несколько    ЦУ  по  оформлению  лагеря,   все  грозил,  что  гостей  возить  будут.

От  нас  они  поехали  в  Зарю.   Через  некоторое  время  я  туда  прие-хал,  а  они  еще  там  -  никак  на  прием  к  Антонову  не   попадут.  Тут я  вспомнил,  как  однажды, еще  в  мае  мы  с  Андреем  приехали,   никого   из   начальства   не   застали.   Ждем.   Вдруг  черная  "Волга"  подкатывает.   Андрей   делает  рывок  -  это  Антон,   пошли  прямо  к  нему.    Ан     нет,   не   Антон.   Зам.   министра    с/х    приехал,   ждет  Антон  Антоновича    в   тенечке.  Ну,   поговорили   они,   наконец,   с  Туманюком. С  Балаевым  сходил  я  насчет  газет  повыяснял   -  адрес  почтовый, оказывается,  не  тот - и  курсируют  наши  квитанции  меж-ду  Барыбино,  Ям  и  Востряковым,  потому  что  "Заря  Коммунизма"  -  это   п/о    Барыбино,   а   Заборье   поделено   между  Ям  п/о   и   п/о  Востряково.   Ну  это  мелкие  лирические  отступления.  В  общем  из  этой  поездки  нам   стало   ясно,   что   мы   хорошие,   что   будут   нас  осаждать  комиссии,   что   надо   жать   и   жать.   С   рваческой  точки  зрения  эта  поездка  нам  дала  увеличитель  (будет,  где  развернуться  Андрею  Косилову),  кое-что  из  комиссарского  хозяйства  и, главное,  выбили  из  совхоза   деньги   и  наряд  на  сапоги. (Эх,  завхоз-завхоз!)

Но,  опять  же  повторяюсь,  самое  главное  -  стройка  стала  набирать  темпы.  Это  по  всему  было  видно.

           А  пока   она  набирает  темпы,  я  отвлекусь  чуть  в  сторону   и  попробую  описать свои  впечатления  о  совхозе  "Заря   коммунизма",  не  только   первые,  но  и  нынешние,   так  сказать,   ретроспективный  анализ.

 

                                              Совхоз.

        Когда   в  первый  раз  приезжаешь  в  совхоз  на  центральную  усадьбу,  Агрогород,   как  его  здесь   называют,   то  первое  впечатле-ние,  что  ты  попал  в  кино  -  такое,  типично  "киношное"  передовое  хозяйство:  многоэтажные  дома,  скверы, клуб - все  как  на  картинке.  Когда  узнаешь   немного  хозяйство,  начинаешь  понимать  -  почему  это  так.

        Когда-то    был   мощный   начальный    импульс.   Хрущев   хотел  иметь   здесь    образцовое    хозяйство   или    даже    перевести    сюда  Тимирязевку  (по  крайней  мере  Центральный   институт   усовершен-ствования   агрономов   здесь  рядом).  В  свете  этого  были   даны  средства,  и  не  малые,  и  строилось  много.  Но  строилось  грамотно.  Совхоз  -   специализированное   мясо-молочное  хозяйство  -  объеди-нил   несколько  мелких   и  разрозненных   колхозов  и  совхозов.

         Агрогород  строился  на  пустом  месте. Наличие  удобств  город-ского   жилья   +   природа  +   высокие  оклады   +   близость  Москвы,  -   привлекали  достаточно  крепкий  состав  специалистов.  А  наличие  средств  и  лимитов (совхоз подчиняется  непосредственно  Министер-ству  с/х  СССР)   позволило  им развернуться,   показать  себя.   Это    первая  причина,   первопричина.

         Вторая  -   грамотный  хозяин   -  А.А.  Туманюк.

Крутой,  властный,  как  говорят,   до  безобразия  резкий  мужик,  умеет  считать  деньги   и  умеет  заставить  работать.  Судя  по  всему,  работать  с  ним  тяжело. Во-первых,  потому  что  лодыря  или  неспо-собного  работать  он  быстро  выгонит  (прописка!),  а  во-вторых,  если   будешь  проявлять  излишнюю  (а  может  и  не  излишнюю)  самостоятельность  -  то  тоже  выгонит,   если  сам  не  уйдешь.  Он  -  голова,  без  него  -  ничего.

          Начал  он  с  того,  что   почти  полностью сменил  руководство  влившихся  в  совхоз  хозяйств.  Полностью  сменил   и  в  несколько  раз  расширил  машинный  парк.   Завел  хороших   племенных  живот-ных  на  фермах.  И  вдобавок  раздул  штат  управления  совхоза,  вве-дя  сильный  отдел  экономиста.   В  этом  отделе  работают  сильные  молодые  мужички,   образованные,  с  хорошей  хваткой.  Все  осталь-ные  его  замы, хоть  и  "подпевалы",  но дело  знают  прилично  очень.  Сейчас  с/х  имеет  прибыль  в  несколько  (  ~  3)   миллионов в  год.

            Пример  того,   как  это  получается:  

         Хоть  хозяйство   это  -  животноводческое,   оно  обязано   иметь  зерновые  и  картофель.

         Зерновых  в  с/х   ~  1100  га.  Урожай  снимается   баснословный:    

  ~  52  (до  57!!!)  ц/га.  Это   в   Подмосковье-то!   (Кубань  дает   40!).  Причем   это   не   зерновая,  а   семенная    пшеничка  лучших   сортов  (Мироновская  808,  Юбилейная  и  т.д.)  и  продается   она  не  2,40  за  центнер,  а  40  коп.  за  кг.  Я  был   свидетелем,   когда   с   Кубани  (!)  приехали   просить   3 - 4 т  этой   пшенички   и   показывали   справку,  что   в  счет   с/х  "Заря   Коммунизма"   зерно   государству   сдано,   и  гарантийное  письмо,  что  уплачено  будет  немедленно  по   отгрузке.  Аналогично   с  картошкой  -   цена   1 -  1.50 р/кг.

         Прибыль  идет  в  основном  на  приобретение   новейшей  техни-ки  (машина,  проработавшая  3 - 4  года,  продается),  строительство   (с/х  ведет  строительство  хозспособом  с  объемом  ~  1  млн.  руб.)  и  расширение  производства.  Во  всех  отделениях  ведется  жилое,  коммунальное,  культурное  строительство,  совершенно  обалденное.  Мы  жили  в  старой  школе.  А  на  пригорке   стоит  построенная   в  позапрошлом  году  новая  -  ей  может  позавидовать  каждая   вторая  Московская  школа  по  оснащенности,   по  площади,  по  внешенему  виду  в  конце  концов  (не  знаю,  как  насчет  учителей!).  

         Параллельный  отряд  в  Долматово  достраивал  2  двухэтажных  жилых  дома,   несколько  домов  уже  давно  есть  и  заселены.  Свои  строители,   шабашники,  чехи  ССО   -  а  рук  не  хватает!   Рабочие  зарабатывают  очень  прилично -  "Что?  Я  буду  за  170 руб.  работать  пастухом?  Нашли  дурака!"  Можно  на  эту  тему   рассуждать  много.  Но  факты  говорят  и  против:  молодые  руководящие  кадры,  не  желающие  быть   тупыми  исполнителями,   вовсю  бегут  при  первой  возможности.  Те  же,  кто  постарше,  и  кто  не  очень  хочет   думать  сам   ("не    надо  думать,  с    нами  тот,  кто  все    за    нас    решит")  -  держатся   двумя    руками.    К  сожалению,   Антона   мы   не   видели  толком:  примерно  через  неделю  после  нашего  приезда  он   крупно  заболел  (воспаление  легких,  а  потом  инфаркт)  и  пребывал  в  боль-нице.  И  здесь  система   "без  Антона  -  ни  шагу"  нас  подвела: когда  мы  доказывали,  что  успеем  4  свинарника,  а  не  три,   никто  не  хотел  брать  на  себя  решение  этого  вопроса,  особенно  помятуя  прошлогодний  опыт  МИСИ  с  заплывшим  свинарником. (Вот  где  мы  их  помянули  лихом  еще  раз).

         Откровенно  говоря,  мы  жили  без  начальства:

         ВРИО  ДИР.  Власов  -  гл.  зоотехник;  с  самого  начала  сказал:  "Я  в  этом  не  разбираюсь,  и  ко  мне  не  приставайте  по  строитель-ным  делам".

         ЗАМ  ДИР    Гринчук   ("Вакулыч")   едва   успевал  расхлебывать  свои  неприятности    и   хоронить   родственников.  А  вообще-то  это  одна  из  "тягловых"   лошадок  Антона.  Мужик  на  своем  месте.

         НАЧ  ОКС`а   Кирсанов  (Рудольф)  воспользовавшись  болезнью  антона  уволился.  Как  раз  из  тех  молодых,  кто  может  думать  сам.

         Гл.  инж.  -  мы  и  фамилии-то  его  не  знаем - то  был  в отпуске,  потом  один  раз  приехал  и  снова  исчез.

         ВРИО НАЧ ОКС - Лидия  Тимофеевна  -  молоденькая  и  недале-кая  в  общем-то женщина,  пришла  из  отпуска,  появилась  под  зана-вес  (лучше  бы  не  появлялась!).  Об  этом  еще  речь  впереди.

         ЗАВ ОТДЕЛЕНИЕМ -Дьяченко - мрачный  мужик  Антоновского  склада.  Такой  прижимистый  хохол.  Смотрел  больше  за  уборкой (Его в  этом  году опередили  на  сколько-то  десятых  по  урожайности  -  тю-тю  премия!).

         Ст. прораб  -  глупый  парень,  крикун,  на  которого  чем  громче  кричишь,  тем  лучше;  занимался  нами  постольку-поскольку.  Где  он  бывал  -  никому  неизвестно.  Порой  мы  не  могли  его  поймать  по  2 - 3 дня.  Ни  в  Одинцово,  ни  в  Долматово,  ни  в  стройцехе,  ни  у  нас  -  нигде  нет.  Я  порой  удивляюсь,  как  это  такому  парню  без  хватки,  без  особого  опыта,  без  образования  доверено  на  баланс  800  тыс. руб.  На  этой  должности  недавно,  и,  думаю,  долго  не  удержится.  С  легкой  руки  Андрея  Косилова  мы  давили  его  авто-ритетом  и  не  очень-то  боялись  его  крика,  который,  как  правило,  был  не  по  делу.

        Ст. прораб  Жаров  Лукьян  Иванович  -  в  общем-то  не  плохой и  не  глупый  мужик.  Хороший  практик,  но,  с  одной  стороны,  у  него  хлопот   и   дел   до  шута,  а   с   другой,   это   не   из   тех,   кто   будет  вкалывать,   когда    есть    возможность   посачковать    в    отсутствие  начальства.

        Моим   начальством  были,  естественно,  парторг  и  комсорг.

Комсорг Зина  Гореликова  -  спокойная  дивчина,  неглупая,  но  ужас-но  обремененная  семьей  -  двое  детей,  старшему  около  3-х  лет.  При  таких  обстоятельствах  ей,  конечно,  не  до  инициативы,  дай  бог  успеть  сделать  самое-самое  необходимое.  Контакт  у  нас  с  ней  был  хороший - всегда  приходила  на  помощь,  когда это требовалось,  но  от  нас  кроме  каких-то  мелких  дел  ей  никогда  не  было  нужно.  К  тому  же  с  сентября  уходит  преподавать  физкультуру  (она  и   ее  муж  -  физорг  с/х  -  выпускники  инфизкульта).  Так  что  сейчас  ей  все  до  лампочки.

         Что   касается   Евгения  Васильевича  Цыбизова  -  парторга  совхоза,  то  извини  меня,  мой   друг,   теперь  об  этом  я  могу  не  только  говорить,  но  и  писать,  а  точнее  и  говорить  и  писать  в  своем  дневнике;  более  глупого   человека  на  руководящем посту  мне   встречать  не  приходилось.

        Сначала  я  думал,  что  это  просто  оттого,  что  он  новый  человек  в  совхозе  (работает  с  марта).  Потом   у  меня  сложилось  впечатление,  что  при  Антоне  другой  и  не  смог  бы  работать,  а  он  такой   Антону  нужен   как  официальный  экскурсовод  иностранных  делегаций,  а  они  в  совхоз  почти  ежедневно  ездят,   особенно  чеш-ские  -  чехи  в  Долматово   большое  строительство   ведут.  А  теперь  и  в  этом  сомневаюсь - ведь  такой  может что-нибудь  такое  ляпнуть,  что  ой-ой-ой.  А  может  быть  он  на  деле  и  не  такой,  а  просто  истяжно  хитрый,   мол,  с  дурака  спроса  меньше.  Но  если  это  так,  то  он  до  того  допритворялся,  что  в  самом  деле  стал  таким.  Это  тот  случай,  когда  «простота   хуже  воровства».  Он  не  умеет  ни по-ставить  задачу,  ни  потребовать  ее  выполнения,  даже  элементарно  спросить  или  объяснить  что-нибудь.  Вообще  говоря,  таких  людей  нельзя  ругать,  нельзя  осуждать  -  им  надо  просто  сочувствовать.  Они  безобидные  глупцы.  Но  доверять  им  руководящие  посты  нельзя  категорически,  ибо  они  ничего  не  могут  сделать,  а  бездей-ствик  в  75%  случаев  -  это  вред  делу,  особенно   если  ты  руково-дитель  не  какого-то  мелкого   подразделения.  И  к  тому  же  любой  прохвост  может  такого  обвести  кругом  и  вокруг.  Поскольку   мне  приходилось  с  ним  встречаться  достаточно  часто,  то,  естественно,  примерчиков  можно  привести   много.

1.      Разговор  на  зерновом  пункте.  Идет  зерно  нового  урожая.

-                     Хороша  пшеничка,  а?  Возьми,  комиссар,  покажи  ребятам,  а  то небось,  пшеницы  и  в  глаза  не  видели.

-      Почему?  У  нас  много   общежитейцев  в  отряде,  ребят,  приехав-ших  из  сельской  местности,  из  сел.

-                     Ну  и  что  ж.  А  разве  мало  людей  живет  в  селе,  а  пшеницу  не  видели?

2.  Едем  в  машине  по  Заборьевскому  отделению.  Навстречу  две  женщины-свинарки.  Проехав  метров  20-25,   тормозит,  высовы-вается  из  окошка  и  говорит (так,  что  я, сидя  рядом,  еле  слышу) обращаясь  им  вслед,  почти   шепчет:

-         Здравствуйте.

      Едем  дальше

3.    Приходят  представители  торгующей  организации,  обслужива-ющей  слет  ССО.

-    Посодействуйте.  У  меня  около  тонны  скоропортящихся  продук-тов.  Надо  их  на  ночь  в  холодильник.

-         Хорошо.  Сейчас  я  позвоню.

  Звонит  в  столовую.  Объясняют,   что  санэпидем  закрыл  столовую,  в  ней    сейчас  ремонт,  все  опечатано  СЭС.

-         А  если  опечатано,  значит,  нельзя?  (С  надеждой  в  голосе).   Жаль.

-         Ну,  ладно,  я  в  магазин   позвоню.

     Звонит   в  магазин.  Ему  отвечают,  что  можно  принять  не  более  30-50 кг.

-    Ну,  ладно,   сейчас   я  позвоню   еще   в  одно  место.  Сейчас  мы  это  сделаем.

     Снимает  трубку,  держит  ее  около   уха  с  минуту  с  важным  деловым  видом.

     Через  минуту:

-         А  что  я  сижу  с  трубкой  как  дурак,  а  куда  звонить  не  знаю.

Представитель  посмотрел  на  него  и  молча  вышел.

4.  -   Старайтесь,  ребята,  рублей  по  150   заработаете.  (Это  когда  кончаются  работы  на  3-ем  свинарнике). 

5.   Перед  банкетом  (Рубинский   и  Цветков)

-    Евгений  Васильевич!   Позвоните  в  рабкооп,  пожалуйста,  может  они  в  буфет  рыбки  или  икорки  достанут.

-    Сейчас,   это  можно.

-         Евгений  Васильевич!  Вы  позвонили?

-         Позвонил.   Договорился.   Все   в    порядке,    будет   буфет.  Будут  бутерброды   с  сыром,  с   колбасой.   Яички   вареные   будут.   Все   в  порядке.

6.       Опять  же  перед  банкетом  (Игнатьев,  Болонин).

-    Мы,  значит,  это  -  оркестр   пригласили.  Чтоб   танцы  были.  Вы  там  им  столик  в  крайнем  случае…

-    Спасибо,  Евгений  Васильевич.  Столик,  конечно,  можно.  Только  танцевать-то  с  кем?    (Владимир  Алексеевич,  позвольте    Вас   при-гласить на  первый  вальс).   У  нас  же  ребята   одни.

-    Ах,  я  знаю. А  мы  комсомолочек   человек  пять   пригласим.  Они  столы  помогут  накрыть. Заодно  и  колбасу  порежут.  Комсомолочек,  человек  пять,  посимпатичней.

         Ну,  ладно,  хватит  анекдотов.  Что  я  хочу  сказать.  Просто  нам   в  какой-то  мере  повезло,  что  мы  были  сами  без  начальства.  Оно  нам  почти  не  мешало.  Но,  все-таки,   скорее  не  повезло,  поскольку  помощи  не  было,  а  если  и  была, то после  крупного  нажима,  пред-варенного   поисками    нужного   человека.  Нет,   это   явно,  был   бы  Антон,  все  было  бы  лучше.  Опять   опыт  прошлогодний  МИСИ.  У  Антона   был   регулярный   наряд,   нужного   человека   знаешь  когда  найти.   И  когда  ему  говорили,  что  для  студентов  надо  то-то  и  то-то,  он  вызывал  нач.  ОКСа    и   снабженца  и  говорил три  слова:

«Чтоб  завтра  было».

         Впрочем,   может  быть  это   и  сплетни.  Хотя  факт  со  свеклой.  Это  было  при  нас:

        Не  сработали   гербециды  на  свекольных  полях  -   дождей  не  было.   Стали  свеклу   сорняки  забивать.  Что   делать?

        Издается  приказ  -   каждый  работник   совхоза   ежедневно  про-полоть  5  соток.  И  вот   все,  -  будь  ты  слесарь-сантехник   или  зам.  директора,  -  до  работы  -   в  поле;  прополол  сотки  3-4,  иди  к  8  на  свое  рабочее  место,   а   после  работы  приходи   доделывать   норму,  опять  в  поле.   По-моему,  в  данном  случае  это  было  единственно  возможное  решение  и  то,  что  (в  приказном  порядке!)  было  сдела-но  и  подчеркну  то,  что  независимо  от  занимаемой  должности   -  для   меня  это  значит   много.

         А  в  общем   жаль,   конечно,  что   Антона  не  было.  Даже  если  бы  и  не  было  лучше.  Просто  присмотреться  к  нему  -  интересная,  видно,  личность.  Да  и  совхоз  тоже   интересный.

 

                       Выходим  на  ритм!

       Ну,  что  ж,  вернемся   к  нашим  баранам,   точнее   поросятам.  Живут  они  себе  где-то,  или  еще  не   живут,  а   мы   здесь  маемся  в  поте  лица,  строим  им  жилища.   Так.  Сегодня   уже  11  число  июля    месяца  1970.   После  того  памятного  8  июля,   когда   отряд   снялся  раньше   и  9  июля,   когда  Болонин   и   Цветков   поставили   вопрос   ребром.   Все  стало  приходить  в  норму.

       Появились   первые   признаки   окончания    переходного  про-цесса   и   выхода   на   стационарный  режим.  Техника  работает   как  надо.  Увеличивается  фронт.   Улучшается  настроение.  Пробежала, правда,  одна  маленькая  тучка  -   вблизи  нового  свинарника  прохо-дит   линия  электропередачи,  и  посему   он  будет  коротким   -  60 м,  а   не  72,  а,  следовательно,   меньше  будет  освоение   и  зарплата.  Правда, это  будет скомпенсировано  в  какой-то  мере   увеличенными  размерами  жижесборника.  Посмотрим.  Ребята  втягиваются  в  нор-мальный  ритм   работы.   Тех,  кто  работает  не  в  полную  силу,  а  таких  несколько  человек   уже прорезалось,   взяли  на  заметку.  Сда-ны  экзамены  по ТБ  для  работы  на  растворомешалке. Она  уже  под-ключена  и  не  надо  месить   врукопашную.  Правда,  тяжело   возить-грузить   цемент,  но  пока  выхода  не  видим.  "Лишних"  рук уже  нет  или  почти  нет.  На  растворомешалке  отличается  Витя  Волокитин:  он  успевает  не  только  делать   все,  что  нужно,  но  и  работать  как  подсобник  -   подтаскивать  раствор,   кирпич  каменщикам  и  делать  еще  кучу вещей  по  мелочам   -  не  работа  его  ищет,  а  он  ее. Реше-нием  расширенного  штаба  ему  за  труд  ударный  и  в  поощрение  молодежи  присуждена  "звездочка".  Некоторое  недоразумение  это  вызвало  и  у  него  и  у  других  ребят   -  работают  в  паре  с  Игорем  Компанцом,  вроде  на  равных,  а  звездочка  только  одному.  Ну,  причина  здесь очевидна  -  Игорь  больше  суетится,  больше  работает  напоказ,  отсюда  и  не  всегда  на  пользу.  Его  видно  задело,  что  он -  аспирант,  а  снова  рядовой  боец  (бригаду  раствор  и  расформиро-вали   отчасти  из-за  этого  и  придали   2  каменной  -   Андронову).  Ну,  ничего,   ССО  воспитывает   не  только  первокурсников.  Кстати,  эти   разговоры   показывают,   что   форма  поощрения   выбрана  пра-вильно:  раз   это  трогает.  Который   день  наблюдаю:  у   старичков-квартирьеров    звездочка   на   парадном   мундире.  Ну  что  ж,  и   это  добре.   Завели  порядок  -  бригадиры   представляют  на  награждение  "звездочкой",    решает   штаб,   утром   я   на  линейке  вручаю.  За  эти  дни  мы  успели  убедиться   на   своей   шкуре,  что   хорошая  техника  -  это   хорошо,  а  когда    на    ней    работают   хорошие   люди   -   это  совсем  здорово.

     Из  работающих  с  нами   выделяются  двое:

Витя  Казимиров  (Казимир)  -  крановщик  и  шофер  Шустрик.  С  нашей легкой  руки  его  так  называют теперь  и  шофера:  по  стройке  оно  гоняет  со  скоростью  60-70 км/ч,  а  если  едет  с  объекта  в шко-лу,  на  этом  участке   в  1200  м  успевает  разогнаться  до  100  км/ч.  Лихач!  Но  парень  очень  добросовестный.  Неплохо  работает  на  бульдозере  Паша. Сам  ищет,  что  делать,  где  ему  пахать.  Но  чело-век  настроения.  Валя - экскаваторщик,  тот  "на  рывок  и  на  стакан".  Может  работать  здорово,  но  больше  любит  в  это  время  поддать.  Без  устали  ворчит,  особенно,  если  надо  перемещаться  с  места  на  место  "Что  я  грузотакси!"  Вообще  за  ними   за  всеми   нужен   глаз  и  надо  приноравливаться  к  их  характерам. У Володи  и  Толика  это  вроде  получается  неплохо.  Я  пару  раз  попробовал  -  хуже.  Делает-ся,  но  с  натугой,  у  них  легче.  Может   это  потому,  что  ребята  им  путевки  подписывают?  Возможно.  Ну.  Да  это  и  к  лучшему.  Пусть  привыкнут   к   команде   кого-нибудь  одного.  На    то   и   мастер   на  стройке. А  то, если  каждый  будет  лезть, как  в  прошлый  раз  Игорь,   то  буде  бардак,  а  в  итоге  вред  стройке.  А  стройка  идет   нормаль-ным  ходом.  Скоро   все   перейдут   на   короткий   свинарник.  Толик   его   называет   Первым,   а   я  первым  пока  считаю  тот,  заплывший.  Из-за  этого   на  штабе  пару  раз  возникала  путаница.  Ну,  Первый  так  Первый.  Еще  одна  приятная  новость  -  посмотрев  нашу  работу  начальство  в  лице  Рудольфа  предложило  нам  строить  не  два,  а  три  свинарника,   взяв  третий  вместо  плотины.  Мы  -  ЗА.  Это  хо-рощо   во   всех  отношениях.  Это  значит  -  не   надо  дробить  отряд,  не   надо  ломать  голову  о  бетоне,   да  150  всегда  было  больше  120  (это  об  освоении).   Теперь,   когда    работа   вошла    в    нормальный  ритм,  можно  и  нужно  всерьез  заняться  концертом.  Э.М.Р.  (Рывки-на  Эсфирь  Моисеевна)  лежит  в  больнице.  Вчера  ездил  в  Москву,  хотел  навестить,  не  вышло.  Хоть  и  складывалось  все  удачно  -  встретил    Древса,    а    он    знает   точный   адрес   и  собирался  даже  заехать  к  ней  сегодня.   А  я  закружился:  ВУЗ,   штаб,  потом  домой  за  всякими  вещами,  в  том  числе  за  Эдькой  -   попробую  его  тоже  "вписать"  в  концерт.  Так  и  не  успел.   Говорят,  она скоро  выписы-вается. Это  к  лучшему. А  все-таки  хорошо,  когда  в  основном  деле  хорошо.  На  сегодня  основное  -   стройка.

     А  на  стройке  вышли   на   ритм.  Но  ребята   еще   свеженькие,  не  устают:  после   работы   вовсю   гоняют   футбол   или   стукают  у  сетки   волейбольной.    Площадка    одна   -   так   что  идет  негласная  борьба,  кто  раньше  захватит  поле.  Посмотрим,  что  будет  в  конце,  я  был  бы  рад,  чтоб  так  осталось.

 

                                 Ленинская  эстафета

   14  июля  приехала  целая  делегация  -  очередная  комиссия  -  в  том  числе   и  наш  штаб.  Жуков,  между   прочим,  сказал  мне,  что  я  должен   17 числа  в  16-00   быть  в  Горках  Ленинских  для  разработ-ки  сценария    передачи  Ленинской  эстафеты,  желательно  с  наброс-ками  оного.  Что  и  как  выяснится  на  месте.  И  вот  после  обеда  я  еду  в  Горки.   Времени  не  рассчитал:  оказалось.  Что  ехать  гораздо  ближе,  чем  я  думал. Приехал  на  час  раньше. Посидел  в  приемной,  погулял  по  центральной  аллее.  Старая   женщина  откуда-то   из-под  Раменского   привезла  в   дар  музею   выращенную  ею   лавровишню,  и  всем  рассказывала,  как  надо    ухаживать  за  этим  деревцем.  Слу-шая  ее,  скоротал  час.  Наконец  приехали  люди,  которых  я  ждал. Я  бы  и  не  встретился  с  ними,   ибо   в  лицо  я  их  не  никого  не  знал,  но  сними  был  Борис  Банаев,  который,   как   выяснилось   узнал   об  этом   случайно   и   приехал   с   ними,   чтобы   все  вопросы   решить  здесь.  Суть  дела  выяснилась.

    Ежегодно   подмосковные   ССО  ведут  летопись-альбом    своих  дел.  В  этом  году  этот  альбом   назван  Ленинской  эстафетой.  Отря-ду  каждого  института   он  выдается  на  2-2,5  дня  для  оформления.  В  этом  году  начинает  этот  альбом  МИФИ (я  уж  не  знаю  из каких  соображений   Жуков  добивался  этого   или  ему  это  поручили),  но  ситуация  возникла  интересная:

  Во-первых,   за     весь   МИФИческий    отряд    мы  оформить  эту  книгу  не  могли  ни морально,  ни  материально;  во-вторых, (это  пра-вильно  подметил   Банаев)   уж   если  мы  передаем  эстафету   торже-ственно,    нам   и  вручить  бы  ее  полагалось  не  в  машине  на  ходу,  и,  в-третьих,  такую  книгу  открывать  не  очень  выгодно   -   писать  не  о  том,  что   сделано,  как  это  будут  делать  в  августе  другие от-ряды,  а  о  том,  что  собираемся  сделать.   Ну  и  кроме  того  - первая   страница.   Обговорили  с  Борисом  эти  вопросы. Выяснили  у  В.  Су-харева  (обл.  комиссар)  и  приехавшего   с  ним  члена  обкома,   что  все  решено  и  изменению  не  подлежит.  Тут  же  на  месте  прикину-ли  сценарий  передачи  эстафеты   МАТИ.

      Решили  ехать  в   Москву  и  в  ВУЗ'е   решать,  как  оформлять.  Позвонили   в  штаб  в   Нару.   Оказывается,   комиссар    отряда   Гена  Никишков  сидит  сейчас  у  нас,  ждет  меня  с книгой,  чтобы  оформ-лять  там.  Просим  вызвать  его  в  Москву.  Два  дня    крутимся     в  Москве,   подключаем   все  имеющиеся  резервы   (фотолабораторию -  Некрасов,   художники   -   Тышкевич,    Мирошниченко,     Никишков,  типографию).  Размечаем   оформление,  продумываем  тексты.  Очень  помогла  типография  -  Иван  Макарович,  как   всегда  на  высоте,  на  листах   разноцветной  бумаги  разным   цветом   -  золотом,  серебром,  -  напечатано МИФИ*МИФИ*МИФИ.  Это   вместо  орнамента,  окан-  товочка,  красиво  и  со  смыслом.  Когда  все  в  порядке,  все  догово-рено,  не  дожидаясь   конца  оформления  уезжаю  в  отряд  -   ребята  же   не   знали,   где   я   и   что   я   в  течение  двух  дней.  По  приезде   меня  встретили  девчата   из  кухонной  бригады  и  долго  допрашива-ли   навсегда  ли  я  вернулся  -  ходил  слух,  что  я  "переведен  на  по-вышение".  От   души  посмеялись  этому  слуху.   Вечером  на  штабе  доложил   о  результатах    поездки.   Штаб    решил,    что  я   поступил  правильно  -  здесь  так  не  оформить,  да  без  того  ребят  сейчас  здо-рово  отвлекать  от  работы  на  2-3  дня  не  хотелось  бы,  а  художни-ки,  фотограф  сидели  бы  дня  3  только  на  этом.  Итак,  подготовка  позади.  Утром  на  линейке  объявили  ребятам.  Что  сегодня  с  17-00  группа  из  30  человек  должна  быть  готова  к  отъезду  -  форма    па-радная.   После  обеда  девчат  отправили  на  дяде  Коле  за  цветами  -  в   нескольких  км  есть  поле,   38  га,   засеянных   по  ошибке  ромаш-кой  (вместо  клевера). Это  "наша  придворная"  оранжерея:  на  кухне,  в  столовой,   в  штабе,   в  комнатах   у  нас  всегда  свежие  цветы.  Но  сегодня  их  надо  много.   Поэтому  организуется  специальная   экспе-диция.

   Приехал  Гена,   привез  оформленную  книгу  -  неплохо  получи-лось. Там  и  наша эмблема, и  наши  фотографии  -  хорошо. И оформ-лено  очень  прилично,  с  хорошим  вкусом.  Правда,   размахнулись  -  9  страниц.  Ну  что  ж,  старая  яхтенная  поговорка  "первому  всегда  ветер  попутный,  всегда  дует".

   (Забегая   вперед,   могу  сказать,  что   когда   в  конце   августа  я  видел   в  штабе  полностью   оформленную  книгу  -  эстафету,  объек-тивно   лучшими   по   оформлению  были  страницы  МИФИ  и  МАИ.  У   маевцев    хорошо   получилось   металлическое   заглавие,   то,   от  чего   мы   почему-то   отказались,   хотя   такая   идея   дебатировалась  довольно  долго).

   Наконец  приехали  автобусы.   Едем.  Безбожно  опаздываем.  Подъехали    к   Горкам.   МАТИ   и   все  начальство   уже  там,   ждут,  ругаются.  Выстроились   в  колонну,   четким  строем,  четким  шагом  направились   к  месту  церемонии.  У  всех  -  и  у  наших,  и  у  долма-товцев  -  цветы,  поделились.  МАТИ  встречает  нас  что-то  уж  боль-но  таборно.  Прошел  митинг. Уж  больно  нудно  говорил   сотрудник  музея  -  не  о  Ленине,  не  о музее,  а о достижения  местного  совхоза,   в  остальном  все  было  нормально.  Поделились   цветами   с   МАТИ.  После  окончания  митинга  и  передачи  эстафеты   возложили  цветы -  красиво  легли  букетики  белых   ромашек.  Потом  небольшая  экскурсия  по  парку  -   и  домой.   Корреспондент   "Меоидиана"  или  "Московского  комсомольца"   стал  клянчить  хоровую  эмблему,  обе-щая  приехать  в  отряд   и   сделать  статью.  Резолюция  -  "в  просьбе  отказать"  -  уж  слишком  заносчиво  он  с   нами  разговаривал,  гонор  велик,  такой  статью  сделать  не  сможет.

     Я   с  чего-то  завелся  и  стал   доказывать   райкомовскому  ра-ботнику,   что  говорить   об   итогах  работы  совхоза,   здесь,  сейчас,  по  меньшей  мере,  глупо  и  аполитично,  если  не  назвать  это  поли-тической   близорукостью.  Последняя   фраза   его   почему-то  задела.  Возник  жаркий  спор.  А  зачем?   Лучше  бы,   вроде  девчонок,  полу-чить разрешение  на отличную  розу («только  осторожно  на выходе»)  Но   самая   большая   шутка   -   посрамили    МАТИ.   Сначала   своим  бравым   видом  и  четким  строем.   А  потом…

      Потом  я  заметил   на  спинах  двух   пижонистых   юношей  надпись:     CICISBEO    -    чичисбей.   Я     вспомнил  «Декамерон»   и  «Итальянские  новеллы»,  которые   перечитывал   весной:  чичисбей  -  друг  дома,  на  которого  знатный  дож, отправляясь  по  своим  делам,   мог  оставить  свою  жену,  ибо  друг  чичисбей -  кастрат,  (типа  евну-ха  в  гареме).   Мне   стало   ужасно   смешно,  что   эти    юноши   рек-ламируют.  Посмеявшись  от  души,  поделился  причиной  с ребятами.  Поржали.  Решили  добить.  Сначала  к  ним   с  невинным   видом   по-дошел  Андрей  Косилов:  «Ребята,  а    что  означает   эта  надпись?».  Получили   ответ:  «Надо  знать  -  покровитель   женщин!»   Андрей,  извинившись,   объяснил  что  к  чему.  Пижончики   растерялись   и  сникли.  Но  это  не  все.  Потом  к  ним  подошла   наша  девчоночка  (кто  -  уже  сейчас  не  помню)  и  спросила:  «А  скажите,  это  правда,  что  у  вас  написано?!»  Это  был  нокаут.   По  дороге  домой   в  авто-бусе  в  перерывах  между  песнями  ржали  от  души,   вспоминая   ЧИЧИСБЕЕВ!

 

 

 

 

 

 

                                    КОНЦЕРТ

 

     Еще  в  Москве,   готовясь  к  отъезду,   решили,  по  традиции,  в  начале  строительной  эпопеи  дать концерт  в совхозе.  Дом  культуры  на  600  мест   на  центральной  усадьбе   шикарный,  выступать  в  нем  приятно.  В  совхозе   есть  свой   хор,  так   что  выступать   надо    на   отлично.  Во  время  квартирьерства   ребята  (Агеев   и  Павленко)   по  спецзаданию   ездили    в  клуб   на  концерт   для  с\х  делегаций  СЭВ,  в  котором   принимала  участие  и  самодеятельность   с\х  «Заря  ком-мунизма».  Цель  поездки  -  посмотреть   уровень,  что  и  как  воспри-нимается   -  ведь   в   зале  много   рабочих  совхоза.   С   учетом   этих  «разведданных»  и  составлялась  программа.   Но  сначала    все  силы  были   брошены  на  организацию   работы  и  быта,   и  только   потом  вплотную   занялись   подготовкой  концерта,   благо  и   Эсфирь  Мои-сеевна   выписалась   из   больницы   и,   возможно,   приедет   на   кон-церт.  Ленинская  эстафета  пришлась  в  самую  горячую  по  концерту  пору: если хоровые  репетиции  Володя  Белоусов  и  Володя  Алферов  проводили  (правда,   не   всегда   регулярно),   то   со   сценками  было   значительно  хуже.   А  тут   еще   я    два    дня   проторчал   в  Москве.  «Концерт  и  программа»   -   дважды   эти  вопросы   обсуждались  на  штабе.  И  оба  раза   вставал  вопрос  о  сценках  -   маловато.  Решили   вспомнить  старое.  В  результате  наметилась  программа   сцен.

Правда  «Беременного  мужчину»   потом  забаллотировали  -  решили  не  ставить,   уж  не  нравится   он  девицам  и  прошла  агиткомпания.  Остальное  хоть  и  не  люкс,  но  пойдет.

         Интересно,   как  пойдет  «Урок  любви»   -  ведь  писали-то  его  для  кукол  и ставили  один  раз  в  спортлагере. Белоусов – Боровкова-Терещенко  волнуются.   Репетировали  вечером  после  отбоя.  А   в  коптерке  Алферов  и  Ко  репетируют  композицию  «война» +  «Окуд-жава  (военные)».  Что-то  у  них  получится.

 

                              

  Веники                      ре  мажор                (ре)

  Gaudeamus                до  мажор               

  Va  pen                       фа  диез  мажор      (ля диез)

  Мальчики                  фа  мажор                (фа)

  Бух.                             си  минор                (фа диез)

  Охотники                   до  мажор                (соль)

  Ноченька                   ре  мажор                 (ля-фа-ре)

  Мужики                     си  минор                 (си)

  Море                           до  диез  минор       (до диез)

  Canon                                                           (F)

  Варшавянка               G#m                            (соль#-до#-октава)

        Утром  в  воскресенье   едем  репетировать  в  «Зарю».   Конечно,   ничего  не   клеится.   Но  уныния  особого  нет.   Так  и  должно  быть.  В    лагере   нас   ждут    Эсфирь  Моисеевна   -   Раиса   Наумовна,  -  Белоусов  и Алферов  на  сегодня  сдают  вахту, теперь  они  не  ВРИО,  но  листок  (см.  выше)   с  тональностями  надо  сохранить  -   концерт  кончится,   репетиции  продолжатся,  для  себя,  для  будущих  концер-тов,  для  поддержания  в  отряде  хорового  духа.

         После   хоровой   репетиции   чистимся,   блистимся   -   едем.

Нашего   полку  прибыло  -   на  концерт   приехали   Витя  Голубенок,  Боря  Людаговский  -  хорошо,   есть  I  тенора.

         За  10  минут  до  начала   компонуется  программа.  Но  вписыва-ется   Эдик  (кстати,  он   не   одинок:   Алена    привезла   ему  Зинку  -  вдвоем   им  веселее).  Решаем  с  Толиком,  что  второе  отделение  поведем  на  импровизе - кукла  и человек. Посмотрим, как  получится.

         Занавес  открывается.

         В зале  человек  400,  в  основном  девицы,  как  всегда  в  первых  рядах  дети.   Принимают  хорошо,  но  в  зале  шумно:   обмениваются  впечатлениями,  заигрывают,  есть, конечно,  и  такие,  кто  ведет  себя  нормально,  но  не  все. Эсфирь  Моисеевна  нервничает  -  это  переда-ется  нам.  Но  на  «Народной»  и  «Вениках»  зал  надломился.

         Надломился,  но  не  сломался. Нистратов  с «Облаком  в штанах»  удерживает  зал  в  прежнем  состоянии.

         Поет  Голубенок  «Не пробуждай  воспоминаний»  (Игорь  на  ре-петиции  сорвал  голос   и  его  пришлось  менять.   Голубенок  от  вол-нения  забыл  слова,  перед   выходом  записывает  на   сигаретной   ко-робке).

         Вылезаю   я.   Ну,   «Вересковый   мед»,  -  выручай.   К  середине   второй  строфы  притихают.   Слушают.  «Замер   последний   крик…»  идет    в   хорошей    напряженной    тишине.   Зал   сломался.   Дальше  поет  группа.   Принимают   хорошо.   Конец  первого   отделения.

          В   перерыве   уезжают  «гости».   Автобус  куда-то  исчез.  Пока  его  ищут,  они  уходят  на  рейсовый.  Отыскали  автобус  -   они   уже  уехали.  Видимо,  настроение  у  них  подпорчено.  Но  надо  начинать  второе   отделение.

          Диалог   «Эдик  -  ведущий»,  100%  импровиза,   перед   первым  номером   удается   на  славу.   Решаем  привлечь  Аленку  с  «Зинкой»  -  так   будет  проще  объявить  «Урок  любви».  Сценки  идут   удачно.  Концерт  пошел. Обрушиваем  на  голову зрителей  каскад  «покупок»:  Одинокая  гармонь.   Акробаты  с  подкидной  доской.  ТБ.   Братья -  разбойники.  И  в  довершение  опять  песни  с  финальной  «Во  ку-..».  Все   прошло   как   надо.  Домой   едем   в   отличном    расположении  духа,  «с   песнями,   плясками».

          В   понедельник    репетиция   «для    себя»,   скорее   дурачимся,  чем    поем   «каноны».   Начинаем,   конечно,    с   Моцарта,   а   потом  эстонские.  Списывают  слова;  пытаются   петь. Для  многих  перваков   это  непривычно  и  тем  интереснее.  Во  вторник  повторяем   концерт  в  Заборьевском  клубе («А  поди-ка   ты  к  завклубом»).  Рассуждения  прстые  -  все  равно  концерт  давать  надо,  так  уж  лучше  сейчас,  пока  все  свежо  в  памяти,   по  горячим   следам.

          По    настоянию   парторга   это   уже   наш   второй  визит  сюда.   Первый  -   в  день,   когда  я  ездил  в  Горки   перед  Ленинской   эста-фетой  15.07,  днем.  Должна   была   быть   лекция   о  международном  положении   и  агитбригада.  Мы  пришли,  а  народу  собралось  очень  мало  -  в   обед   такие   вещи   не   делают,   так   что,   можно  сказать,  сорвалось,  не  то,   что  надо  вышло,  только  разве  что  для   галочки.  Зато  сегодня,  во  вторник,  клуб  битком.  Пока  мы  ужинали  и  соби-раемся    Игорь   занимает   зал   лекцией.   Мы    приходим    строем   с  «Джоном».  Уже  ждут  нас.   Программа   почти    воскресная,   только  вместо  Голубенка   Юра  Кукушкин   поет  «Белую   розу»,  а    вместо  Болонина  -  Мила  показывает  «Хулигана».  В  остальном  все  то  же,  правда,   конечно,   без  хора  -   на  сцене  больше   десяти  человек   не  поместится.   В   зале   человек   на    60   набилось   все    120.  Духота  страшная.  Пока  стоишь  на   сцене,  рубаха  прилипает  к  телу,  а  пот  с  лица  надо  смахнуть   раза    2-3.  В  зале  как   в  парной.   Но   люди  сидят  уже  2  с  лишним  часа,  сидят,  не  уходят,  наоборот,  приходят  все  новые  и  новые  люди.  Наши  гуляют  на  улице, ибо  в зале  быть   просто  невозможно.  Наконец  концерт  окончен.  Отвергнув   предло-жение    завклубом   «потанцевать,  вон   девочек   сколько»,  строем   с  песней   идем  домой,   приходим   к  отбою.  Пока  опять  удачно.   Все  идет  тип-топ.  Удачные  концерты,   кроме   морального  удовлетворе-ния,   дают   результаты  и  на  стройке:

          Один  из  тех,  кого  «за  магарыч»  подрядили  откачивать  жижу  (совхозное  начальство  так  и  не  раскачалось,  пришлось   «проявлять  инициативу»)    встретив    Болонина,    извинялся,   что   «магарычил»;  Матвей  Попов,   шофер,  когда  его  забрали  от  нас  на  день,  отрабо-тав  там,  куда  его  послали,  часов   в  пять   вечера   приехал  к  нам  поработать,   помочь.  Оба  объясняли   одинаково:  «Вон   вы  концерт  какой  дали!»  Правда,  один  из  них  имел  в  виду  концерт  в  Заборь-евском  клубе,   а  другой  в  ДК,  но  это  уже  не  суть  важно.  Важно,  что   сделано   полезное   дело   и   результаты,   во   всех   отношениях,  налицо  положительные.  Если  теперь  Николай  Григорьевич  Филип-ченко,  директор  ДК, напишет  благодарственную  бумагу,  будет  сов-сем   интересно.  Правда,  хоть  он  и  объявил  мне  об  этом,  я  сомне-ваюсь,  -  он  тоже  уходит  из  совхоза  в  Москву  в Мин-во  культуры,  ему  тоже  не  до  нас.  А  это  в  общем-то  и  не  важно.  Самое  глав-ное  -   и   по  этой  линии   мы  делаем  доброе  дело,  выигрывая   в  «соревновании  двух  систем»   (Так  у  нас  теперь  называется  не-гласное  соревнование  с  армянами).

           Концерты  прошди  хорошо   -   хорошо.

           Публика  довольна    -   хорошо.

           Мы  довольны  -   еще   дучше!

 

                                       Соревнование,   I  этап.

 

            Кроме  негласного  «соревнования  двух  систем»  (подсчет  ведется   по  человекодням  -  армян  теперь  всего  4)  разворачивается  соревнование  между  отрядами.  Скоро-скоро  Болонину  и  Рубинско-му   ехать   в   Нару,   в   штаб   отчитываться    по   всем   показателям:  финансовый  отчет,  отчет  по  ТБ,  производственный  отчет. В  штабе  обязанности   распределили  так:  Толик  занимается  стройкой,  Воло-дя   и  Андрей  готовят   и  по  всем  бухгалтерским  законам  оформля-ют  финансовый  отчет,   я  пишу  отчет  по  производственной  и  комиссарской  части.

           Неожиданно   для   самих   себя  всю  эту  работу  делаем   очень  быстро.   Печатаю  отчет  в  2-х  экземплярах  (один  на  память),  Анд-рей   клеит   в  тетрадь   справочки,   чеки,   справки.  Завтрашний  день  планируем  так,   чтобы   обойтись   без  дяди  Коли  -  все-таки  Нара  -  это  не  близкий  путь.  Просматриваем  еще  раз  бумаги  -  все  в  по-рядке,   крупный  шанс  взять  первое  место  и знамя.            

 

     ПОЛОЖЕНИЕ  О  СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ  СОРЕВНОВАНИИ

СТУДЕНЧЕСКОГО  СТРОИТЕЛЬНОГО  ОТРЯДА  ССО  МИФИ И  МКИ

       Соцсоревнование  проводится в  соответствии  с  уставом  стро-ителных   студенческих  отрядов.   Оно  имеет  своей  цклью  укрепле-ние   трудовой   и   комсомольской  дисциплины,  воспитание  у  членов  отряда   чувства   высокого   сознания  общественного  долга,  коллек-тивизма,   товарищеской   взаимопомощи,   инициативности  и  само-стоятельности.

      СОРЕВНОВАНИЕ  проводится  под  лозунгом   «ударный  труд  в  году  Ленинского юбилея  -  наш  вклад   в  досрочное  выполнение  заданий  пятилетки».

     СОРЕВНОВАНИЕ  организуется  по  двум  направлениям:

1.     Социалистическое  соревнование  внутри  отрядов.

2.     Социалистическое  соревнлвание    между  отрядами.

Соревнование  внутри  отрядов  проводится  двух  видов:

а)  между  производственными  бригадами;

б)  между  отдельными  бойцами  по  специальностям.

За  организацию  соревнования  внутри  отрядов  отвечают  с\х  и  к\х  штабы.  Предлагается  подводить   итоги  каждую  неделю  на  расширенном   заседании  штаба.  Ход  соревнования   должен  ши-роко  и  наглядно  освещаться.  За  это  отвечают  лично  комисса-ры  линейных  отрядов.

      В   районном  масштабе  соревнование   проводится  в  два  этапа. Итоги первого этапа  подводятся к 1 августа  и  включают  в  себя   следующие   показатели:

                1. Ход  выполнения  договорных обязательств,  качество  работ.

    2. Соблюдение требований устава,  трудовой   и  комсомольской   

    дисциплины.

    3. Соблюдение  норм  и  правил  Т.Б.,  организация   мероприятий  

                по  Т.Б.

                4.  Комсомольская   организация,    политико-массовая    работа,    

                стенная   печать.

                5.  Качество  организации   соревнования.

                  Итоги   второго  этапа   подводятся  к  10  августа  по   тем  же  показателям.

                 Участие  в соревновании  предусматривает  принятие  отрядом   социалистических   обязательств.  Обязательства  должны   быть  приняты  на  отрядном  собрании  и  вывешены  на  видном  месте.

                     ПОДВЕДЕНИЕ  ИТОГОВ.

                  Итоги  соревнования   между   отрядами   подводятся   на  рас-ширенном  заседании  районного  штаба  с  привлечением  команди-ров  и  комиссаров  линейных  отрядов.

                    НАГРАЖДЕНИЕ.

                  По  результатам  подведения   итогов   отряду   присваивается  звание    «Лучший   отряд   1970   года»   и   вручается   вымпел   и  грамота.

 

           Договариваемся   с  ребятами  так  -  взять  с  собой  бидон,  и,  если   знамя  наше,  заделать  торжественный  ужин. Сухой  закон  есть  сухой  закон,   но   на  мороженое  он  не распространяется,  а  мороже-ное   в  условиях  ССО,  да  еще  при  нынешней  погоде,  -  это  совсем  не   плохой   компонент  торжественного  ужина.  Такое  решение  про-блемы   «торжественности»    должно   было  устроить  всех.  Чтоб    не  утомлять   пересказом,   я     позволю    себе    привести    текст  отчета,  уехавшего   22  июля   в  Нару.

 

                         ОТЧЕТ  ОТРЯДА.

 

         На  место  дислокации  отряд  выехал  3 июля.  Квартирьеры,  выехавшие   25  июня  к  моменту  приезда  отряда  выполнили  все  необходимые    работы   для   размещения   отряда.   Однако,   потребовалось   еще   два   дня    работы    всего    отряда     для  благоустройства  территории,  жилья   и  т.д.,   поскольку   участок  и  здание  старой  школы  находились  в  крайне   запущенном   состоянии.  К  вечеру  4  июля  подгото-вительные  работы  были  полностью  закончены.  На  объекте   работы  начались  в  понедельник  5 июля.  В связи  с  тем,  что  администрация  совхоза  не  выполнила  ряд  обязательств   (откачка   навозной   жижи,  упорядочение  работы  машин   и  механизмов  и  т.д.)   полный  фронт  работ  не  был  обеспечен  и  отряд  работал  не  в  полную  меру  своих  возможностей.   Большая   часть  этих   неполадок  была   разрешена   к  9  июля   и  10  июля  отряд  вышел   на  нормальный  ритм   работы.

      Общая  численность   отряда   составляет   59  человек  (список  прилагается),   к  настоящему  времени  к  работе  приступило  55    (4  человека  прибудут  в  авг.).  По заключенному  с совхозом договору  отряд  должен  был  выстроить  два  свинарника  и  провести  работы  на  плотине   -   общий   объем   освоения   120  тыс.  руб.  В  процессе  работы  по  предложению  местного  руководства   было  решено  вести  строительство  3-х  свинарников.

      К  настоящему  времени,  т.е.  к  22  июля   выполнены   следующие  работы:

      подготовка  и  планировка  площадок            под  3  свинарника;

      отрывка  траншей  под  фундамент                под   3   -«»-;

      установка  фундаментных  блоков                  2,5    -«»-;

      кладка  стен                                                       1,5    -«»-;

      Изготовление  стропил,  перекрытий,

      бруса  для  крыш                                                на  1,5  -«»-;

      установка   стропил,   настил  крыши              на  1   -«»-;

      настил   полов   (кирпич)                                  на   1   -«»-.

      Таким  образом,   на  объекте   сложилось  следующее   положение:

       СВИНАРНИК  № 1

       Заканчивается  перекрытие   крыши.   Осталось  уложить  стекловату  и  обшить   крышу   шифером.  Выполнено   85%  работ.  Предполагается   окончить  работы   к  28   июля.

       СВИНАРНИК   № 2

       Установлен  фундамент,   проведена  планировка  пола,   ведется  кладка  стен, подготавливаются  стропила,  обвязка  и  т.д.  Выполнено  около  30%   работ.

        СВИНАРНИК  № 3

        Произведена  откачка  навозной  жижи,  засыпка  и  откопка  тран-шей,  заканчивактся  установка  фундамента,   установлена  одна  стена  кладки,   производится    планировка    пола.   Выполнено    около  15% работ.

Таким  образом,  к  настоящему  времени  освоено   около  65 тыс. руб.

         Политработа.

         Политработа  в  отряде   ведется  по  двум  направлениям:  внутри   отряда  и  работа  с  местным   населением.

        Внутриполитическая  работа.

       1.  Регулярно  2  раза  в  неделю  проводятся  репетиции  хора  и  1  раз  в  неделю  вечера  песни  (разучивание  песен,  рассках  об  их  истории),  1  раз  в  неделю  репетирует   агитбригада.

      2.  Выпущена  стенгазета,  готовится  второй  №  газеты   и  фотомонтаж.

      3.  Отряд  принимал  участие   в    подготовке    и    передаче   Ленинской  эстафеты     (группа  отряда  выезжала  в  Горки).

      4.  Начаты  занятия  с  бойцами,   имеющими  академическую  задолженность.

5.     Регулярно  отмечаются  с  соответствующими  ритуалами дни  рождения  бойцов.

6.    В  связи  с  разбиением  бригад  по  специальностям   решено  не  проводить   соревнование  между  бригадами,   а  организовать  соревнование  на  звание  лучшего  бойца.  Боец,  признанный  лучшим,  награждается  почетной  звездочкой   ударника  (к  настоящему  времени  награждено  10  человек).

7.    Налажено   получение  газет,  просмотр  телепередач,  прослу-шивание  радиопередач.  Отремонтированы   магнитофон  и  радиола,  готовятся  прослушивание  магнитофильмов  (хоры  Прибалтики   и  Ленинграда,  песни  и  стихи  Б.  Окуджавы  и  т.д.)   и  пластинок  (западноевропейская  классика  XVI  в).

8.    Постоянно  ведется  работа  с  отдельными  бойцами,     работающими  не  в  полную  силу.

 

         Работа   с  местным  населением.

 

1.     Организован    прием    заявлений    в   физматшколу  (подготовительные курсы  для  поступающих  в ВУЗы  и  техникумы).  Занятия  начнутся  после  27  июля.

2.     Проведены  две  лекции  «О  международном  положении»  (клуб  Заборьевского  отделения)  и  лекция  «Проблемы  СЭВ»  для  руководства  аппарата  совхоза  на  центральной  усадьбе.

3.     Прошло  выступление  агитбригады  -  клуб  Заборьевского  отделения.

4.     Дан  большой  концерт  в  двух  отделениях  с  участием  хора  в  ДК  центральной  усадьбы.

5.     Дан  большой  концерт  (без  хора)  -  клуб  Заборьевского  отделения.

6.     Оказывается  помощь  редакции  газеты  совхоза  в  подготовке  материалов  и  иллюстраций   (статьи  и  заметки  о  работе  отряда, фотографии  для газеты  из  жизни  отряда  и  совхоза  по  заявкам  редакции).

7.     Намечена  встреча  по  футболу  и  волейболу  с  местными  командами.

 

                                Общий   вывод:

                 ВСЕ   В  ПОРЯДКЕ.

 

                Командир  отряда                            (В. Болонин)

               Комиссар  отряда                             (Ю. Игнатьев)

 

        Вместе   с   отчетом   уехал   и   вышеуказанный    бидон   и    в  качестве  сопровождающих  к этим предметам  отбыли  В. Болонин  и  А. Рубинский.  Мы  ждали  их  обратно  к  часам  6-7  вечера.  Но  вот уже  кончается  ужин, а  их  нет. Наши  надежды  на мороженое  (наши – это  мои  и Толика,  ребята,  естественно,  об  этой  догово-ренности  не  знают -  сюрприз  задуман)  тают.  Как  тает  «послед-ний   луч  зари   вечерней».   Но   вот,  наконец,   во  двор   въезжает  дядя   Коля,  из  кабины  выходит  ужасно  озабоченный  командир,  а  из кузова  вылезает с бидоном под  мышкой  заспанный  Андрей.  Володя  просит  собрать  линейку.  Пока  ребята  строятся,  въезжа-ет  штабной  газик…  Прогнозы   оправдались  -   ЗНАМЯ   НАШЕ!

Жуков   вручает.   Андрей   после   линейки   торжественно  раздает  всем  по  пайке  «торжественного». 

        Ребята  возбуждены.  Все   спрашивают  как  и  что,   почему  и  отчего.

        Вечером   в  штабе   Володя   рассказывает   подробности:      отчитывался  он  последним,   пришлось   пересчитать   кое-какие  цифры  (освоение  на  человека  в  день  и  т.д.).  Перед   ним  отчи-тывался  Ищенко  (командир  отряда «Новый  путь»,  тот,  который  планировался  в Долматово  и  приезжал  с нами  в  «Зарю»  в  мае).    

        Результаты   у   него  приличные,  но  у  нас  оказались  лучше.  Неожиданно   расхвалили   нас  за  «биржу»,   даже  рекомендовали  перенять   наш  опыт.  В  общем,   единогласно  первое  место  прм-судили нам. Знамя укрепили  в штабе над  кроватью А. Рубинского  -  там  как  раз  позволяли  габариты  стены.

 

                    

 

         Кстати,   забегая  вперед,  несколькими  днями.

         Видимо,  Толика  Ищенко  («Новый  путь»)   задело,  что  1  место у  нас.  Однажды  во  время  обеда  он,  комиссар  его  отряда  приехали  вместе  с  Жуковым и  Борцовым  посмотреть  что  и  как  у  нас.   Никого   из  наших  на  стройке  не  было  -  обед.  Они  по-ходили,  посмотрели,   приехали  в  школу.  Поговорили.  Я  напро-сился  поехать  к  ним  с  ответным  визитом…   сейчас  же. 

          Поехали,  благо  Жуков  собирался  заехать  к  ним.  Отказать  им  было  неудобно. 

          Посмотрел.   Громадный  коровник  с  кучей  пристроек.  Кладки  много. А  крыша  -  Крыша-мечта:  перекрытия  ЖБ,  знай,  клади плиточки краном, щелкай  освоение. Они  вышли  на крышу.  Могут  догнать. Быт  у  них,  конечно,  много  лучше  -  просторная  школа,  стационарная  столовая,   клуб.  Кино -  рядом,  контора   -  напротив. По  дороге  назад  заехали  в Подольск  насчет  телефона.  Никого   не  застали.  Поехал   домой. Вечером,  после  ужина,  рас-сказал    ребятам  о  поездке,  о  других  отрядах,  что  узнал  у  Жу-кова,  у Банаева. Ребят  это  очень  живо  интересовало - у  каждого  кто-нибудь   из   друзей   где-нибудь   в   другом  отряде.  Говорили  долго.  Почитай,   политбеседа   о   ССО,  хочешь  -  ставь  галочку.  А   было  все,  конечно,  не  для  галочки.  А   прежде   всего,   чтоб  раззадорить  ребят - «догоняют», -  взвинтить  темп. Этой  же  цели  служила  статья  в  «Первой  газете»  №  2,  которую  я,  «опережая  события»   позволю  себе  привести  здесь,  а  не  в  «газете  №  2».  В   общем,  цель  №  1  достигнута  -   I  этап  наш.  Но  это  только  начало.  Темп  работы   не  снижаем,  были  бы  материалы.  Но  об  этом  позже.

                                                                    Из  первой  газеты  №  2.

                               Серьезно  о  серьезном.

       Вчера  в  нашем  отряде  был  торжественный   ужин  с  мо-роженым.   Причина  и  повод  известны  всем  -  отряду  вручено  переходящее  Красное  Знамя.  Это  Знамя  МК   и   МГК  ВЛКСМ  было  завоевано    в    прошлом   году   МИФИческим   отрядом   и  теперь    оно    вручается     районным    штабом   победителю   в  соревновании.   Решение   штаба   на    торжественной    линейке  объявил   командир   районного    отряда   Н.  Жуков.    Мы   стали  победителями   первого   этапа   соревнования.

       Соревнование   проводилось   по    следующим    показателям: производство,   политработа,    устройство    и   порядок   лагеря,  соблюдение   Т.Б

       По  всем   этим   показателям   мы   вышли  на  первое  место.

       Наверное,   не  стоит  подробно  говорить  о  состоянии     дел  на  объекте   -  это   известно  всем,  все  знают,   что  сделано   и  что  еще предстоит  сделать,  все  могут  оценить темп  работы.  Если  перевести  уложенные  кирпичи  и  стропила  на  язык  цифр,  то  получится, что  каждый  из  нас  в  среднем,  за  один  рабочий  день  осваивает  около  70  руб.  капиталовложений.  У  наших  «конкурентов»   выработка  составляет:

     Отряд  «Новый  путь»  -  численность  ~ 50  чел;  выработка – порядка  52 руб.  на  человека  в  день,

     отряд  «Никоновское»  -  около  60  человек,  выработка 46  руб.  на  человека  в  день.

     Разрыв  по  этому  показателю  приличный.

     Но…  Далее   следует   ряд  НО.  И  это  уже  не  стандартные,  традиционные  фразы,   которые  говорятся  в  подобных  случаях,  хоть  и  выглядят  они  стандартными  и  штампованными.

      У нас  в последнее  время  несколько сбавились темпы  работы.  Это  знает  и  чувствует  каждый.  Почему?  Причин,  видимо,  несколько. И  нам  всем  надо  подумать, как их устранить, чтобы взятые  ранее  темпы  не  снижались,  а  увеличивались.  Об  этом  пойдет  речь  на  ближайшем  собрании.  Если  каждый  подумает  о  том, что  надо  сделать для  того, чтобы  темп  рос, то  общее  дело  наше  только  выиграет.  ТЕМП  -  вот  что  для  нас  сейчас  главное.  Кстати,  говоря  о  соревновании  и  «конкурентах»,  надо  иметь  в  виду, что  «Новый  путь»  вот-вот  «выйдет  на крышу»,  а  это  значит, что  у  них  резко  возрастет  темп  и  поднимется  цифра   освоения.   Обидно   было   бы   при   таких  возможностях  проиграть   второй  этап  соревнования.

   По политработе  дела у нас  идут  хорошо. Но и здесь  есть  НО.  Все  прекрасно   понимают,   что   у   отряда   хора   возможности  неизмеримо  больше,  чем,  скажем,  у  Долматовского  отряда, где  работают  35 студентов  третьего курса  из двух  учебных  групп.  Так  что  и  спрос  с  нас  больше.

        Есть  у  нас  возможности  и  для  улучшения  быта  и  для  более  строгого  выполнения  правил  ТБ.

       Так что «успокаиваться  на…»  и  «почивать  на…» нам  рано.  Тем  более,  что  соревнование  продолжается  и  возможности  у  нас  есть  бороться  за  призовое  место  не  только  в  районе,  но  и  в  области.

       Пусть старый, испытанный  лозунг «Лучшее - враг хорошего»,  который   вел   нас   на   всех   конкурсах    и   фестивалях.    Будет  действовать  и  здесь,  в  условиях  ССО,   и   пусть  он   действует  успешно!

                                                   Комиссар

       А   сейчас несколько  слов  о  том,  как   восприняли  ребята  Знамя.  Конечно,   каждый  по  своему,  но   общее   настроение  можно  выразить  так:

1.         Здорово!

2.         Неужели  мы  лучшие?

3.         А  что  дальше,  а  какие  еще  есть  показатели?

4.         А  если  мы  сделаем  то  и  то,  тогда  что?

5.         А  что  это  дает  хору?

             Откровенно  говоря,   меня  очень  радовал  именно  последний  

       вопрос,  особенно  в  устах  первокурсников. Это  значит,  что  для 

       них   хор   стал  чем-то  нужным,  значит   задача  «вливания»      

       молодых  в  коллектив   решены.

              В  штабе  по  этому  же  поводу  разговоры  шли  несколько  иначе:  Хорошо,  I  этап  наш.  Но  есть  еще  II,  итоговый.

                      А  лучший  отряд   в  ВУЗ'е?

                      А  если  еще  по  области?

                      Т.е.  другими  словами:

                      Это  хорошо,  но  это  тольео  начало!

                      Хорошее  начало.

 

                                    БЫТ

 

               Бытие  определяет  сознание,  а  питание  -   работу.   Поэтому  свой  рассказ  о  БЫТЕ  я   начну    с  питания,  с  организации  работы  пищеблока,   который   у  нас  именовался  

                                RESTAURANT   VALLMATA.

               Многие   городские   и   местные   пытались   понять,  что  это  значит VALLMATA?  Был   объявлен  даже  конкурс   с  призом  в  10  руб.  Лучшая    расшифровка   "вал   мата"   (фи,   как   грубо),  наиболее   распространенная   -  "это   что-то   эстонское".  10  руб.  остались   невыплаченными,   ибо  ВАЛя   (Терещенко),   Люда  (Боровкова),   Марина   (Ушацкая)  Таня  (Савлучинская),  четвере  наших   славных  "поварешки"   во   главе   с  бригадиром  (от  нее  взяли   целых  три  буквы!).  И  над  ними,  как  некий  геральдиче-ский   мен,   или   что-то   отдаленно  похожее,   их   шеф    Андрей  Евгеньевич  Рубинский,   он  же   Андрюша,  Андрюха,  Рубинчик,  Барбосик,  Зверюшка,  Андрей,  Завхоз.  (Как  известно,  у  О. Бен-дера  было  6  имен,  у  А.Е.  даже  7).  Совхоз  нас  снабжал  моло-ком,  мясом   и  картошкой   по   себестоимости  (15 к/л,   130 к/кг,    6 к/кг),  а  остальное  покупалось   в   магазинах.  Покупал   завхоз.  Его  рабочий   день  начинался  без  10  минут  6  утра.  Дядя  Коля  будил  "деточку"   и  они  ехали  за  молоком.  Потом  разъезды  по  магазинам:   крупа,   соль,   сахар,   спички,   сигареты   (сигареты  тоже  были  "коммунальные"  -  стоит  в  штабе  блок  "Шипка"  -  заходи,  бери,  кури  на  здоровье;  в  неделю  уходило  около   500  пачек).    После   обеда,   уединившись   с   Валей   Терещенко  (на  зависть остальным  членам  штаба  и  еще  кое-кого)  наш  Андрей  занимался  важным  делом - разработкой "стратегических планов"  -  что  варить  завтра.  Потом  снова  магазины,    базары   и   т.д.  -  так  работа  Андрей  ежедневно.  Привезти  продукты  -  это  пол-дела,  их  надо   еще  "подвергнуть   термической обработке",   как  это  трактует  поваренная  книга.  Для  этого  существует  дневаль-ный  и  кухонная  бригада.  Кухонная  бригада  - поварешки  рабо-тали по  схеме  2-4-2:  Завтрак  готовят  двое  (подъем  4-30),  обед  все   четверо,   ужин   -   другие   двое.   После   обеда  девчата  (та,  утренняя  пара)   частенько  выходили  на  стройку  (с  разрешения  штаба,  конечно),  "созидать".  К  ним,  как  правило,  присоединя-лась  и  Лариса  -  врач,   та  с  утра  полдня   работает  в  поликли-нике,   а   потом   либо   помогает   в  лагере,  либо   идет  тоже  на  стройку.  Девчата  "создают  настроение"  -   рисуют   разные  пла-катики,  ежедневно  пишут  меню,  в  коих   гречневая  каша  име-нуется   "черная  ночь",  а   молоко  -   "фирменный   напиток  МУ-МУ-БЫ".   Готовят   вкусно,   дают   есть   много,    в  добавках  не  отказывают.  Обычно  после   еды   остается   еще   готовой  пищи,  так    что   на    выбор  предлагается   2 - 3   вторых  блюда  (звание  Restaurant  оправдывать  надо),   а  на  ужин  для  желающих   есть  еще  и  первое.  Едим  от  пуза.  Даже   я    наедаюсь.  Девчата  уже  изучили     вкусы    своих    клиентов   -  кому  побольше   молочка  (В. Волокитин),  кто  любит  обгладывать  косточки  (В.  Белоусов -  см.  газету  №  2),  кто  любит  пересоленое,  в   общем   все   как  надо  в Restaurantе.   Они    даже   понимают,  когда  звучит  "буль-буль"  или  "ням-ням".  Большим  подспорьем  служит  сад  -  еже-дневные  компоты  из  свежих  фруктов  отнюдь  не  противоречат  "сухому  закону".  Сад  -  это  прекрасно.  Пасется  весь  отряд,  компоты  и  все  из  "собственных  садов  его  величества".  Прекрасно  и  местное молоко  из  погребка. Нам  долго  морочили  голову  запрещением  пить  сырое  молоко,  даже  записали  в  тет-радь  инспекций,  но Андрей  раздобыл  справку,  которую  говоря  достать  невозможно,  но  которая  ублажить  любую  комиссию  -  "молоко   от  здоровых коров  и  годится  к  употреблению  в  не-кипяченном  виде".  Теперь  мы  пьем    не  стесняясь  сырое  молочко  и  угощаем  им  строгих  САНЭПИДЕМОВ.  Они  тоже  пьют  с  удовольствием.  Были,  конечно,  и  здесь  срывы,  в  ос-новном  в  снабжении:  кончилась  старая  картошка,  предлагают  покупать  молодую  по  закупочной  цене  1р.50коп.  за  кг,  но  мы  не  Ротшильды. Поругались, поторговались  -  30  коп. (потом  20).  Однажды,  не  предупредив,  отключили  холодильник  на отделе-нии,  где  лежало килограмм 100  нашего  мяса. Оно,  естественно,  сверху  позеленело.  Поехали  с  врачом  -  будем  составлять  акт.  Припугнули  прилично.  Мясо-то  не  испортилось,  но  подобных  шуточек  больше не было. Вообще, питание налажено  нормально.  Ежедневно  к  столу  специи,  чеснок.  Лозунг,  повешенный  дев-чатами:  "Лучше  в  нас,  чем  в  таз"  (хоть  и   двусмысленный),  но  все  равно  не излишний.

                  Возможности   часто   превышают   потребности   -   остатки  отдаем  хозяевам  для  свиней.  Между  ними  идет  конкурентная  борьба,  интриги  ("Вы  этому  не  давайте,  давайте  нам"),  а  нас  они  задабривают  -  то  яичек,  то  ягодок.  Яички  -  это  кстати:  с  легкой  руки  Бориса  Людаговского   мусс  стал  традиционным  блюдом   для  "новорожденных",  а  их  у  нас  немало.  На  девчат  возложена  еще  одна  обязанность  -  следить  за  чистотой  и   ма-рафетом.  Они  убираются  в  прихожей,  выставочном  павильоне,  в  каптерке,  штабе.    Заботятся  о  свежих  цветочках.  Делается  это  без  нажима,  без  напоминаний.  Вообще,  девчата  работают  добросовестно,  хоть,  откровенно говоря,  их  и многовато,  могли  бы  справиться  втроем  (опыт  Якутии),  но  ломать  заведенный  порядок  не  хочется.  Вода,  дрова,  вечернее  мытье  посуды  -  дежурная  бригада.  Отвечает  бригадир,  он  же  назначает  дне-вального.  Бригады  дежуря  по  очереди,  исключение  только  для  пилорамы:  во-первых,  их  только  шестеро,  а,  во-вторых,  от них  зависит   очень  многое   -  на  крышу  леса  надо  много:  и  стропила,  и  мацорлат,  и  накат,  и  черепичный  брус,  так  что  они  частенько  пропускают  свою очередь. Утром  после  завтрака  лихие  молодцы  отправляются  с  танками  по  воду.  У  каждой  бригады  своя  метода  набора  воды  -  кто  шланг,  кто  ведра:   «есть  три  школы».  Воды  уходит  много  -  два  танка  в  день,  это  около  1,5 – 1,8 м3.   Танки  -  штука  хорошая,  но  коварная  -  быстро  ломаются  колеса,  а  зазевался  -  отдавит  ногу.  3  отдав-ленных  пальца  на  их  совести,  3 травмы.  Дрова  заготавливают-ся  так  -  пилят  по  мере  необходимости  дежурные  или  штаб,  а  колят  «в  охотку»  все  -  выставится  чурбачков  50 – 70  и  идет  «мужской  разговор»,  кто  за  сколько  ударов  какое  полешко  расколет.  Лидеры   -  Волокитин  и  Рубинский.

Вечернее  мытье  посуды  -  самая  неприятная   часть  обя-занностей  дежурной  бригады  -  все  поужинали,  отдыхают,  смотрят  TV,  спят  -  а  3 – 4  молодца  драют  котлы,  миски.  Здесь  бригадиры  решают проблему, кого  назначить  на  сегодня,  с  учетом  кто  сколько  раз  уже  мыл.

Мытье  полов  в  комнатах  -  на  совести  старших  по  ком-нате,  здесь  тоже  своя  очередность.  Мыть  с  утра,  после  зав-трака,  для  дежурных  выход  на  работу  с  задержкой  40  мин.  После мытья,  если  я  в  лагере,  я  принимаю  комнаты  и  в  путь.

Самый  заметный  человек  в  лагере  -  дневальный.  Его  рабочий  день  начинается  в  4  утра,  а  кончается в 9 - 10  вечера.  У  него  столько  дел,  что  пришлось  - по  решению  штаба! -  составить  ему  инструкцию.  Под  настроение  получилось  даже  «в  стихах»  -  вот  как.  Это  тоже  материал  для  газеты.

                                                            Из  первой  газеты  №  2

«Дневальный  назначается  из  дежурной  бригады  бригадиром»

          Поутру,  часа  в  четыре,

          Встать  и  печку  растопить,

          В  баки  Н20  залить

          И  поставить  их  на  печи,

          Для  еды  поставь  два  бака

          И  посуду  мыть  один.

                  Разбуди  дежурных  дев

                  Через  полчаса  тихонько

                  И,  у  печки  смирно  сев,

                  Ты  поддерживай  огонь  там.

                  В  дымоход  дрова  не  суй,

                  На  сырые  чурки  дуй.

          В  шесть  утра  буди  штабистов,

          Будь  при  этом  зол,  неистов,

          В  умывальник  влей  воды,

          Чтобы  не  было  беды;

          Рядом  ставь  с  водою  флягу,

          Чтоб  не  делать  зря  ни  шагу.

                   А  пока  готовят  пищу,

                   Помогай  по  мере  сил.

                   Поручений  будет  тыща,

                   Ты  же  вежлив  будь  и  мил.

           После  завтрака  посуду

           И  котлы  помой,  почисть.

           Пусть  девчата  рядом  будут,

           Ты  же  с  ними  здесь  крутись

           И  зазря  не  суетись.

                   Вот  ушли  все  на  работу

                   И  тебе  покоя  нет:

                   Пол  на  кухне,  пол  в  прихожей

                   Ну  и  в  спальнях  марафет.

         

            Территорию  убрать, 

            Чтоб  не  видно  было  грязи,

            И  спокойно  почту  ждать

            И  других  оказий.

                      Коль  с  оказией  начальство

                      Вдруг  нагрянет  невзначай,

                      Без  угодства  и  нахальства

                      Ты  их  к…   КОМАНДИРУ  посылай.

            А  когда  прибудет  почта,

            Письма  и  газеты  взяв,

            Прикрепи  и  к  стенду  прочно,

            Коль  прикрепишь  -  будешь  прав.

            Не  забудь  еще  о  деле –

            Полон  ли  бачок  в  HOTEL’e.

                      Приближается  обед –

                      Вновь  тебе  покоя  нет:

                      Снова  воду  в  умывальник,

                      Снова  повар  твой  начальник,

                      Снова  сотни  поручений

                      И  полста  нравоучений.

                      Ты  им  вежливо  внимай

                      И  котлы  переставляй.

            После  сытного  обеда

            По  закону  Архимеда

            Все  улягутся  поспать,

            Сил  и  мощи  набирать.

                      Ты  в  15-40  ровно

                      По  палатам  пробеги,

                      Всех  уснувших  разбуди,

                      Чтоб  никто,  не  дай  же бог,

                      Лишнего  проспать  не  мог.

            А  не  то  узнает  мастер  - 

            Не  избегнешь  злой  напасти:

            Будет  штаб  тебя  корить

            И  нарядами  дарить,

            А  наряды  не  простые,

            Знаешь,  ВНЕОЧЕРЕДНЫЕ!

                      Отдохни  теперь  чуток,

                      А  потом  опять,  дружок,

                      Принимайся  за  работу:

                      Ужин  -  вот  твоя  забота.

            Снова  печка  и  дрова,

            Закружилась  голова  - 

             Ты  ей  волю  не  давай  -

             Н2О  не  забывай.

                        Танк  кончается  -  тревога,

                        Бригадира  на  подмогу  -

                        Пусть  с  командою  лихой

                        Едет  быстро  за  водой.

             Наконец  настал  и  ужин.

             И  тебе  покой,  брат,  нужен,

             Но  последняя  забота

             Пусть  почалует  тебя:

             Для  мытья  посуды  воду

             Подогреешь  ты  шутя.

                        Два  бачка  воды  нагрев,

                        Покидай  прекрасных  дев.

                        «До  свиданья»  им  скажи

                        И  спокойно  спать  ложись.

                        И  пускай  тебе  приснится 

                        Суп,  котлы,  дрова,  горчица…

              Спи  спокойно,  без  тревог,

              Если  сделал  все,  что  мог.

         

Самое  сложное  -  отбой.   Отбой  -  23-00,  но  угомоняются  не  сразу.  Приходится  кому-нибудь  из  штаба  "идти  в  обход".

По  этой  части  было  одно  ЧП.

26   июня   вечером   приехал  из  Москвы  Саша  Жарков.  Я  чего-то   хотел   у  него  спросить  и  зашел  в  Арм.  Дом  -  в  ком-нате  только  трое.  Где  остальные  не  знают.  Сели  с  Андрюшей  на  лавочке,  ждем.  Минут  через  20  идут.  Разговаривать  сейчас   не  стали  -  отбрали   Комсомольские   путевки,   завтра   в   штабе  разберемся.  Назавтра  штаб  с  "промывкой  мозгов".  Утром  Толик  на  линейке  объявляет  решение:

За  нарушение  распорядка  дня:

Уход  за  территорию  лагеря  без  разрешения  командира  и  приход  после  отбоя  через  40  минут:

Васильев - как старший по комнате, получает  внеочередной  наряд  дежурства  с  мытьем  объекта  "У Добства";

Морозов,  Налбандян,  Саркисян,  Ссорин  -  строгое  преду-преждение  (как  хористы  -  с  хористов  спрос  больше);

Королев,  Величко,  Бондаренко  -  предупреждение.

Кроме  того,  все  в  течение  3-х  дней  (28, 29, 30)  назнача-ются  на вечернее  мытье  посуды  и  и  они  должны  обеспечить  лагерь  водой  без  ущерба  для  работы, т.е. во  внерабочее  время.

Пару  раз  отбой отменяли,  в  остальном  после  этого  случая  с  отбоем  нарушений  не  было.  Вообще  внеочередных  дневальств  было  немного.  "Чемпионом",  несомненно,  стал  Андрей  Шелаев.  Мы  не  очень  строго  подходили  к  вопросу:  "Можно  съездить  в Москву?" Если  причина  достаточно  веская,  отпускали  так,  чтобы  не  было  ущерба  для  дела,  но  с  обяза-тельной  установкой  срока  возврата.  Андрюша  загулял.  Вместо  8-00  утра  в  воскресенье  явился   в  пять  вечера.  Воскресенье  было  нерабочее,  но дисциплина  есть  дисциплина  -  без  лишних  разговоров  мальчик  Шелаев  получил  три  внеочередных  наряда  подряд.  Один  раз  Володя  Болонин  переусердствовал - назначил  внеочередной наряд  за  опоздание  на  утреннюю  линейку.  Вече-ром  договорились  -  за  подобное  нарушение  наказывать  вечер-ним  мытьем  посуды. А  вообще  линейки  проходили  четко.  До-ходило  до  того,  что   если  дежурный  член  штаба,  чья  очередь  проводить  линейку,  опаздывал  (А  такое  тоже  раза  два  было),  отряд  выстроившись  начинал  скандировать: "Подъем!  Подъем!  Подъем!"   Эдакий  мягкий  намек,  так  что  пришлось  в  обязан-ности  дневального  ввести  "побудку  штаба",  здесь люди тоже  могут  проспать,  особенно,  если  до  2-х  ночи  заседали.

И  еще  одна  немаловажная  деталь  быта  -  БАНЯ.

Бани  по  субботам  в  санатории  "Подмосковье" - это  кило-метра  2 - 2,5.  Как  Андрей  смог  договориться  с  вечно  пьяной  банщицей  -  это  его  тайна.  Но  баня  была  регулярно.  Сначала  шли  девчата  (их  на  час  раньше  отпускали  с  работы).  Потом  в  две  очереди  парни.  Баня  ничем  не  примечательная,  зауряд-ная,  но  с  парилкой. Во  время "водных  процедур"  обычно  пели  во  всю  глотку, пели  всё  подряд  и  все  подряд.  Самая  неприят-ная  часть   -  возвращение  домой.  Первый  раз  возвращались  строем,  с  песней  -   "Джон  Браун"  впереди Андрей  Рубинчик  "весь  в  белом"  -  в  свеженьком  белом  халате.  Пока  шли  по  территории  санатория  и  по  шоссе  напугали  не одну  парочку  -  это  же  зрелище.  Другой  раз  взяли  на  абордаж  автобус,  в  ла-герь  приехали  с  комфортом,  на  персональной  машине.  Но  так  везло  не  всегда.  Чаще  на  своих  двоих  да  через  поле.  Тут  вы-ручали  свои  и  взятые  напрокат  куртки  и  телогрейки.

Вообще,  быт  удалось  наладить  довольно  быстро.

В  здоровом  теле  -  здоровый  дух!

Дух  был  здоровый  и  в  прямом  и  в переносном  смысле.  Болели  мало.  Ларисе  не  досаждали  особенно.  Один  раз   лома-лись носилки, отдавило  пальцы  Сереже  Мосину,  посидел   дома  дня  2-3.  Правда,  в  конце  начали  было  грипповать  -  Толя  Жу-ков,  Арсен  -  Володя Мирошниченко,  да  я  с Толиком  "портили  общую  картину".  Под  лазарет  использовали  каптерку.  На  куче  запасных  матрасов  Андрей  сделал  ложе  для  себя  и  для  при-езжих  гостей,  Его-то  и  использовали,  в случае  необходимости.  А  в  остальном,  кроме  этих  "хлюпиков"  все  были  живы  и   здоровы  -  не  действовали  ни  зеленые  яблоки,  ни  сырая  вода,  ни  холера.  Все-таки

В   ЗДОРОВОМ   ТЕЛЕ   -   ЗДОРОВЫЙ   ДУХ

                      или  сто  то  же  самое

       БЫТИЕ    ОПРЕДЕЛЯЕТ    СОЗНАНИЕ.

 

     Планы,  прожекты…

Работа  на  объекте шла  своим  порядком.  Мы  "не  почивали  на…",  "не  успокаивались  на…".

Толик  и Володя  посидели  и  нарисовали  красивый  плакат   "свинарник  №  n"  -   план  работ  по  строительству  свинарника.  Темпы  получались  соверщенно  обалденные  (Свинарник  №  n,  судя  по  прожекту  строился  за  17  дней!),  но  самое  смешное  реальные.  Поскольку  над  кроватью  командира  ничего,  кроме  зеркальца  не  было  -  общим  решением  поместили этот  график  туда. 

Однажды  я  сидел  в  штабе  -  сочинял  какую-то  бумагу.  Это  было  23  июля.  Володя  был  в  "Заре",  Толик  на  объекте,  Андрей  дремал.  Дело  было  к  обеду. 

Передо  мной  на  столе  лежал  рулон  миллиметровки.

Когда-то  Древс  сказал,  что  вид  чистой  бумаги  меня  раздражает.  По-видимому,  он  прав.

Руководствуясь "свинарником  №  n" и, учитывая  поточную  систему  организации  работ  -  специализированные  бригады  -  я  вздумал  отразить  на   этой   самой   "чистой"  миллиметровке  сетевой  график   работы,  увязывая  сроки   работ   и   количество  людей,   освобождающихся   при   выполнении   того   или   иного  вида  работ.  Дело  это  нудное,   но   охота   пуще  неволи.  И  вот,  когда   я   нарисовал   линию   и   поставил     флажок,    который  должен  был  означать,  что  "№ 3"  окончен,  я  увидел,  что  это   происходит   слишком   рано,   где-то   в   районе  8 - 10  августа  месяца,   а   работаем   мы   до  20.   Это  означало,   что   поднату-жившись  можно  успеть  построить   ЧЕТЫРЕ  СВИНАРНИКА!!!  Четыре,  а  не  два!  Завизжав  от  нахлынувших   эмоций,  я  разбудил  Андрея.

Андрей  посмотрел,   или  я  свихнулся,  или…

Услышав,  о  чем  идет  речь,  Андрей  пружиной  слетел  с  кровати.  Посидели  вместе,  проверили.  Всё  верно.  Пенок  нет.  Радужные  перспективы  закрыли  радужные  оболочки  наших  глаз.  Стали  искать "темные  места"  -  прежде  всего  пилорама  и  лес.  Потом  кирпич.  Но  это  все  равно  надо  выбивать,  надо до-ставать,  даже  для  трёх.

Ещё  раз  посмотрели  -  всё  так.

Бегом в столовую,  наскоро пообедали, просим  сразу  после  еды Вилкова  и Терещенко зайти  в штаб. (Толик  ещё на  стройке,  а  Володя  в  "Заре").  Володя  и  Саша   -  это  крыша,  крыша,  а  это  как  раз  то,  где  я  не  чувствую  уверенности   в  оценках  сроков.  Посидели  с  ними.  Посмотрели  ещё  раз.  Опять  же всё  так,  даже  если  взять  запас  один - два  дня  на  погоду  (при  дожде  на  крыше  не  поработаешь!)  Трудно,  но  можно.  Можно  четыре. Четыре  -  это  как  какое-то  заклинание.  Четыре. Четыре. Это  не  хорошо  - это  отлично. Просматриваем  ещё  раз  с  Толи-ком  и  Володей. Вечером  экстренно  собираем   всех  бригадиров -  расширенный  штаб.  Ребята  ошарашены.  Но  линии  на  черте-же  гипнотизируют.  Все  понимают,  чем  это  пахнет.  Каждый  считает.  Что  ему  надо  сделать,  что  может  помешать.  Как  из-бежать.  Редкостное  заседание.  Все  напряженно  курят  и  сосре-доточенно   думают.   Олег   Андронов,   Юра   Кукушкин,   Саша    Агеев,   Игорь   Павленко,   Саша   Терещенко,   Володя   Вилков.

Все  часто  поглядывают  в  сторону  Юры  Кукушкина  (как  получится  у  пилорамы,  успеют  ли)  и  Гарика  Павленко  (после  окончания  фундамента  его  бригада  станет  резервной  и  пойдет  на  усиление других,  прежде всего  плотницких  дел). Споров нет.  Есть очень деловое обсуждение. "Можно добиться  использования  второй  пилорамы…"; "если  бы  кирпич  был  в  поддонах,  можно  сэкономить  здесь…";  "надо  провести собрания  по  бригадам…";  "а  что,  если  сократить  обеденный  перерыв…";  "можно  возить  пилораме  обед  на место?"

Идет  выискивание  резервов.  Уточняется   план-график.  Расходимся  далеко  за  полночь.  Завтра  проведем  бригадные  собрания,  вечером - отрядное,  а  Володя  и Толик  едут  в  "Зарю"  на  разговор.

Ох,  был  бы  Антон!  Показать  бы  ему  тем п  и  качество!  А  сейчас  в  Домодедово.  Может  выпишется  скоро.  Дай-то бог!

Последующие  несколько  дней  проходят  под  знаком  «4».  Начальство  разногласит.  Гринчук  -  против.  Власов  и  главный инженер -  за.  Все  валят  друг  на  друга.  Никто  не  говорит  твердого  ДА,  но  и  не  говорит твердого  НЕТ.

Вся  «Европа»  смотрит  на  пилораму  -  давай!  Даже  при-вычное  Андрюхино  «ПИЛОРАМА-А-А!»  звучит  как-то  важно.  Темп  на  стройке  растет. Но  держит материал  - ЛЕС,  КИРПИЧ.   На   каждом   заседании   штаба   эти   слова   пишутся   крупными  буквами.  Кирпич  есть  в  Домодедово,  но  его  нам  не  дают.  Мотивировка:  он  и  там  нужен,  а  во-вторых,  выберите  сначала  весь  кирпич  от  армян.  Около   армян   кирпича,   действительно,   гора,  но  почти  весь целый  уже  выбрали. Совхозное  начальство  по  кирпичу  на  примете  у  Партгосконтроля  -  была  комиссия.  И  они,  естественно,  нашими  руками  замаливают  свои  грехи.  Правда,  контрабандой  возим  из  Долматово,  но  это  эпизодиче-ски  и  не  в  тех  количествах,  как  надо.  Эти  поездки  стоили  Толику  талона  по  ТБ  -  поехали  ребята  в  кузове  самосвала  (чтоб  быстрее,  поехали  больше  2-х),  а  Калин  видел.  И  хоть  Толик,  конечно  же,  этого  не  знал  и  тем  более  не  разрешал,  ему,  естественно,  влетело. В общем-то  правильно.  Ну,  ребятам,  конечно  тоже  досталось.  По  нисходящей.  С  лесом  хуже. На  пилораме  здесь  уже  несколько  лет  некондиционный  лес  из  Латвии.  Полено  в  полметра  в  диаметре,  а  внутри  осколки  от  войны  -  в  палец,  в  кулак.  Как  пила  наткнется  на  такой  «подарочек»  -  зубья  летят,  что  твои  пули  -  доску  прошивают.  Степаныч,  пилорамщик,  («Стаканыч»)  ругается  на  чем  свет  стоит.  А  что  поделать  -  другого  леса  нет.  Ах,  Антон,  Антон -  нам  бы  сейчас  машинки  2-3  обрезной  доски  на  накат!!  Каждый  день:  КИРПИЧ,  ЛЕС.  Вакулыч,  если  он  здесь,  твер-дит  одно: «Будет,  все  будет».  Будет,  но  когда?  Разговоры  о  четвертом  продолжаются  в  том  же  плане,  но  с  каждым  днем  все  более  в  минорном  тоне.  Шансы  падают  -  ребята  это  чувствуют,  запал  пропадает.  А  ЖАЛЬ.  Сверяемся  по  графику:  отставание  ~  на  день;  причины  объективные  -  ЛЕС, КИРПИЧ.  Но,  если   так  протянется   еще  неделю  -  отстанем  от  графика  дня  на  3 – 4  и  прощай  мечта  о  четвертом.

Жалко,  ох,  как  жалко!

Правда,  ведутся  разговоры  о  поле  в  7  свинарнике,  о  фундаменте  жилого  дома  в  Шишкино,  о  заборе  у  ПЕКУСа -  все  это  калымно,  интересно,  но…

ХОТИМ  ЧЕТВЕРТЫЙ!

Хотим  и  чувствуем,  что   Антон  и  только  ОН,  смог  бы  удовлетворить  нас.  А  Антон  с  инфарктом  в  Москве.  Вот  она,  наша  мечта,  разбивается  в  прах.

  ЧЕТВЕРТОГО  НЕ  БУДЕТ

 

 

                                  Досуг

С  самого  начала  досуг  волновал  нас  очень  сильно  с  той  точки  зрения,  что  не  хотелось  вследствие  обильной  работы  стать  шабашниками  по  духу,  по  настрою.  Прежде  всего  этой  цели  служили  хоровые  репетиции. Правда,  несколько  раз  при-шлось поговорить с Володей Белоусовым, которого  интересовало  «Зачем?»   с   хоровой  точки  зрения.  Если  перед  концертом  он  видел  такой  утилитарный  смысл, то  проведение  хоровых  репе-тиций  после  концерта  у  него  вызывало  недоумение  и  поэтому  репетиции  несколько  раз  срывались. Но  потом  это  вроде  нала-дилось.  Эти  весерние  репетиции  по  часу-полтора,  конечно  же,  немного давали  с точки зрения хоровых навыков, но с  моральной  точки  зрения  их  трудно  переоценить.  Когда  в  столовой  после  ужина   начинали  петь   ту  же  «Ноченьку»,  каждый  вспоминал,  что он  и  кто он,  чувствовал  себя  членом  хорового  коллектива.  Ну,  это,  так  сказать,  -  идеологическая  подоплека.  А  с  чисто  внешней  стороны  это  выглядело  довольно  трепетно. На  скаме-ечке  у  дома  напротив  (с  другой  стороны  шоссе)  собирались  три-четыре  бабки  и  с удивлением прислушивались ко всем  этим  МА-МЕ-МО-МА…..!  В  ладном  пении  им  слышалось  нечто  церковное,  а  сами  мы    представлялись  сектантами.  Однажды,  сосед  даже  рискнул  посидеть  у  нас  на  репетиции  и  хоть  был  «навеселе»  вел  себя  в  высшей  степени  корректно,  а  уходя  поблагодарил. Такой  вежливостью  не отличалась  в  аналогичной  ситуации  местная  молодежь:  пришло  трое,  все  под  креном,  двое  сидели  нормально,  а  третий  шумел.  Раза  четыре  я  вы-проваживал  его  за  ворота,  но  он  снова  возвращался  с  одним  и  тем  же  вопросом:  «а  вы  что,  верующие?»  В  конце  концов  Саша  Шараметов,  который  играл  в  футбол  с  уставшими  сидеть  смирно  гостями,  угомонил  и  этого.  Репетиция  прошла  нормально.

Но не  только  репетиции.  Сразу  после  концерта  мы расписали  НАШИ  ВОЗМОЖНОСТИ  -  своеобразный  план.  По  нему  и  действовали.

                       НАШИ  ВОЗМОЖНОСТИ

1.     Хоровая  репетиция  -  график  и  план  Белоусов,  Собакин.

2.     КСП  -  Алферов,  Кукушкин,  Вязков,  Силин,  Терещенко.

3.     Лекции:

                 СЭВ

                 Междун. полож.  Компанец

4.     Лекции  с  магнитофоном:

                    1)     Хор  ЛГУ

                                   Хор  МИФИ

                5.  Лекции  о КСП

                            Окуджава

                6.  Двоешники

                7.  ФМШ

                8.  футбол  (спорт)

                9.  Газеты  и  монтаж  Нистратов,  Агеев,  Косилов

Местом  внутриотрядных  лекций  была "Большая  комната"  -  в  столовой  было  прохладно  по  вечерам.  Здесь  Игорь  Ком-панец  читал  о  международном  положении  (в  штабе  я  взял  довольно  приличную  разработку),  здесь  я  рассказывал  о  сту-денческой  песне (с  иллюстрациями  Алферов  и Ко),  о хоре  ЛГУ  (Ужасное  впечатление  -  я  взял  с  собой  пленки  с  записями  концерта  ХХ  лет  хора  ЛГУ  и  достали  магнитофон  в  ДК.  Что  это  была  за  машина!  Пассик  мы  сделали  из  резинки  для  тру-сов,   а  сетевой  шнур  саша  Нистратов  изготовил  из  подсобных  средств  -  звучание  отдаленно  напоминало  рев  бронтозавра,  попавшего  под  автобус).  Но  слушали  ребята  с  интересом,  во-просы  задавали.  Правда  кончать  приходилось  каждый  раз  на   полуслове  -  отбой.  На  эти  лекции  я  потом  умудрился  офор-мить  путевки,  зарегистрировал  их  официально.

Хуже  обстояло  с  отдыхом  на   природе.  До  ближайшей  воды  идти  минут  15-20  быстрым  шагом,  после  работы  иногда  ходили  ребята  группами  5-7  человек,  но  это  скорее  "гигиена",  чем  отдых. Туда  бегом,  там  бегом,  обратно  бегом  -  отпускали  ребят  из  лагеря  ненадолго,  быть  в  лагере  к  концу  ужина         9 - 9-15  вечера.  Только  один  раз  удалось  организовать   так,  чтоб   можно  было  искупаться  и  позагорать  от  души.   Дядю  Колю  подменял  новый  шофер,  пожилой,  но  очень  добродуш-ный  и  доброжелательный  -  Серафим  Петрович.  Он   сразу  со-гласился  поработать  в  воскресенье,  чтоб  отвезти  ребят  иску-паться.  Долго  колесили  по  округе  -  все  искали,  где  лучше,  где  глубже. В  конце концов  приехали на  плотину (чуть  дальше,  чем  ходили  обычно).  Здесь  порезвились  от  души:  купались,  до  одури  играли  в  волейбол  в  кружок  с  вылеталами,  потом  пели.  Как  всегда  вокруг  быстренько  образовалась  толпа  слу-шателей.  Саша  Агеев,  Раиса, Саша  Нистратов  и  Алферов  сма-стерив  удочки,  отправились  рыбачить  -  за  три  часа  на  четве-рых   шесть  крошечных  пескаря,  но  это  не  страшно  -  зато  мы  отметили  День  Рыбака.  А  в  футбол  и  волейбол  играем  почти  каждый  вечер. Даже  я, грешным  делом,  несколько  раз  рискнул  тряхнуть  стариной,  попрыгать  у  сетки;  а  Болонин  и  Цветков,  те  чуть  что  -  футбол.  Игра  идет  часто  в  обеденный  перерыв  вместо  отдыха,  а  вечером  почти  каждый  день.

Однажды  пришли  местные  ребята,  договорились  сыграть  в   футбол  с  ними.  В  назначенный  день  и  час  (воскресенье  в 17-00)  они  зашли  за  нами  и  проводили  на  поле.  Долго  шли  лесом, речкой,  поселком,  цепочка  игроков  и  болельщиков  рас-тянулась.  Наконец,  пришли  на  место.  Противники  -  здоровые  мужики,  большинство  в  бутсах,  но  слегка  навеселе.  Начали  играть.  Игра  вялая,  бесцветная.  Не  клеится  ни у  тех,  ни  у  других.  Играют  грубовато.  У  наших  прилично  выглядят  Олег  Андронов,  Володя  Болонин,  ваня  Павлов.  К  середине  второго  тайма  выяснилось, что  противников… 13 человек. По-видимому,  13  на  1  играли  весь  второй  тайм.  И  хоть  счет  ничейный  1:1,  настроение  неважнецкое,  нас  обманули,  а  игры  не  было,  это  у  болельщиков. Футболисты  идут и обсуждают перипетии  игры.

Проводить  досуг  помогает  и  телевизор  и  радио.  Если  интересная  передача,  то  ужин  под  TV  -  телевизор  выносится  в  столовую,  все  смотрят.  Особым  успехом  пользуются  пере-дачи  футбольных  матчей,  а  также  надцатые  серии  "Ставка  больше,  чем  жизнь".  У  приемника  любители  музыки:  Марина  Ушацкая  привезла  неплохие  пластинки  классической  музыки, слушают  их.  Несколько  раз  по  приемнику  ловили  "радиоху-лигана"  -  сделала,  видимо,  передатчик-приставку    и   гоняет  пленки  Высоцкого.

      С интересом встречаются и фотомонтажи "Фото  А. Косилова"  (большинство  фотографий  в  этом  дневнике  с  этих  монтажей).  Их  обычно  вывешиваем  на  улице,  а  под  вечер  переносим  в  выставочный  павильон,  где  они  и  продолжают  висеть  до  конца.  Такая  же  судьба  и  "Первой  газеты".  Материалами  "Первой  газеты  №  2"  я  и  заканчиваю  эту  глава  и  I  часть  "опуса".  (Передовая - обязанности дневального  были  приведены  раньше,  остальное  см.)

 

                     ПЕРВАЯ  ГАЗЕТА  №  2

                               БЭЗ  ПИВА

 

                                "…ЕСЛИ  У  ТЕБЯ  ЕСТЬ  ФОНТАН….!"

                                                 (Прутков К.,  наша эра)

 

В  зарубежной  и  отечественной  литературе  существует  совершенно  ошибочное   и  неверное  мнение  о  пользе  этого  напитка,  а  его  целебные  свойства.  Я  бы  сказал,  сильно  преувеличены.  В  сущности.  Вводя  в  организм  даже  несколько  капель  этой  пенящейся  жидкости,  чуть  горьковатой,  мы  неустанно  приближаемся  к  гибели.  Пиво  нас  погубит!  Уже  простейший  анализ  показал,  что  содержание  сивушных  масел  в  пиве  "Славянское"  приближается  к  концентрации  оных  в  политуре  №  11,  а  по  содержанию  солода  и  сахара  оно  даже  превосходит  её.  Обильная  пена.  Закрывающая  кружку.  Несёт  в  себе  столько  бедствий, что  их  просто  трудно  перечислить.  Морские  свинки,  например,  пересаженные  из  морской  воды  в  пивную  пену,  переставали  размножаться  и  вели  преимуще-ственно  паразитический  образ  жизни.  Более  длительное  воздействие  пены  на  них  вызывает  хроническую  икоту.

Средняя  норма  для  рядового  студента  составляет  2512  куб. см  (не  считая  проклятой  пены,  а  эффекты,  описанные  выше  начинают  проявляться  у  морских  свинок  при  наличии  0,1  от этого  количества.  Статистика  показала,  что  пиво  влияет  не  только  на  посещаемость,  но  и  на  успеваемость:  человек,  обычно  получающий  "5",  после  принятия  средней  нормы  (без  закуси  в  условиях  чистого  опыта)  получает  "4";  хорошист  -  "уд.";  "уд."  меняется    на  "не  уд.",  а  двоечники  учатся  ещё  хуже.  Человек,  выпивший  !0х103 куб.см.  этой  Жидкости  ощущает  вначале  легкое  беспокойство,  но  потом  его  состояние  становится  угрожающим.  Более  того,  99,2%  людей,  употребляющих  пиво  в  настоящий  момент  не  дотя-нут  до 2070 г. Долгое  время  оставалась загадкой  одна  болезнь,  распространенная  в  Южной  Африке,  вызывающая  посинение  глазниц  у  тамошних  племён.  Причиной  этого  является  упо-требление  домашнего  пива  из  крокодиловой  кожи,  сравнимое  по  вкусу  с  "Мартовским".  И т.д.,  и  т.д.  и  прочее.

Суммируя  изложенное  выше, можно  сказать,  что  выше-упомянутый  напиток  золотистого  цвета  с  хмельным  запахом  и  терпким  вкусом,  так  прекрасно  утоляющий  жажду  -  ВРЕДЕН!

ПЕЙТЕ  НАСТОЙКУ  ДУБОВОЙ  КОРЫ  -  ПРЕКРАСНОЕ  ВЯЖУЩЕЕ  СРЕДСТВО!

 

                                   Кн.  В.  Кара-Танов

 

Примечание  редакции.

ИХ  ЧЕТЫРЕ:

1.     Ред. выраж. благодарн. авт. дан. стат. В. К-Т, за то,  что  он не  забыв. нас,  хот.  и  наход.  не  с  нам.

2.     Ред. выраж. благодарн. Гр. Ан. Жу.,  за  то,  что  он  любезн.  согл.  пред.  эту  стат.  в  распор. ред.

3.     По  сущ.  стат.:  тепер. нам  стало  ясн.,  почему  везд.  вис.  надп.  "ТРЕБУЙТЕ   ДОЛИВА   ПОСЛЕ   ОТСТОЯ ПЕНЫ"

4.     Ред.  выраж.  уверенн.,  что  гл.  врач  отр.  поделится  с  ред.  своими  сооб.  и  набл. По  поводу  влиян. Отсутст.  П.  в  рационе  нашего  отр-да  орган. бойц.,  как  это  было  обещ.  в  предыд. №

      (а  может  повышение давления  в  бригаде  К.Укушкина  

      объясняется  этим?)

                  Этьу  заметку.  Написанную  для  нашей  газеты               

                     В.  Каратановым  привез  Жуков

        Остальное  ясно.

       Требует  комментария  4  Примечание

        при  проверке  давления  бойцов  отряда

       повышенное  давление  было  обнаружено  у

       пилорамы  (бригадир  Кукушкин).

         

                                              SPORT

                           ЛИДЕР  СТАЛ  НЕДОСЯГАЕМ

 

Вот  уже  три  недели  спортивная  площадка  VALLMATA  стала  ареной  жарких  спортивных  баталий.  Здесь  проходит  лично-командное  первенство  по  обгладыванию костей.  С  первого  дня  соревнований  бесспорное  первенство  захватили  команда  "ТАКЕЛАЖ":  Её  представитель  (кстати  из  славной  спортивной  фамилии)  В. Белоусов  недавно  поставил  рекорд,  обглодав  в  течение  одного  обеда  кость  весом  5,24  фунта  (вес  брутто),  опередив  своего  ближайшего  соперника  -  кстати,  одноклубника  -  Гарри  Павленко  сразу  на  1,49 фунта.  Представители  общественности  и  любители  этого  захваты-вающего  до  кости  вида спорта  отмечают  некоторую  необъ-ективность  судей Val, L, Ma, Ta,  которые  явно  подсуживают   "Такелажу"  самые  большие  кости,  подсовывая  в  тарелки  остальных  (да  и  то  не  всегда)  спортсменов  самую  мелочь -  косточки  весом  до  0Ю5  фунта.

Но,  как  бы  то  ни  было,  лидер  соревнований  АВ.И. Бело-усов  уже  недосягаем  для  своих  соперников.  Он  задолго  до  конца  соревнований  обеспечил  себе  титул  чемпиона.  Борьба  за  второе  место  продолжается.

Комментарии  здесь  излишни.  Просто  В.  Белоусов  очень  любит  глодать  кости,  а  без  горчицы  мытье  посуды  затруднено.

 

 

 

                            БРИЗ

      Посуда  трижды  в  день  желает   мыться,

    А  для  её  мытья  нужна  горчица.

  Особенно  сухой  горчице  будет  рада

По  вечерам  дежурная  бригада.

                Пока  её  завхоз  нам  не  достанет,

              Есть  предложенье,  с  точки  зренья  НОТ:

   Пусть  доктор  мискам  и  котлам  ГОРЧМЧНИКИ поставит

И  с  оных  грязь  немедля  отойдет.

 

                 ДОСКА  ОБЪЯВЛЕНИЙ

Настоящим  доводим  до  сведения  всех  читателей,  что  начиная  со  следующего  номера  "Первой  газеты"  все  последу-ющие  номера  будут  готовиться  рабочими  командами.  При  этом  будет  оказывать  им  всемерн.  помощь  в  оформлении.  Следующий  номер  по  решению  комиссара  отряда  поручается  подготовить  бригаде  плотников  (бриг.  Вилков,  помбриг - Тере-щенко А.) Срок  подачи  материала  не  позднее  27.07. Дата  выпуска  готовой  продукции  30.07.  Рукописи не   возвращаются.  Справки  по  телефону  287-362  и лично  у  комиссара  ежедневно  с  0-00  до  24-00.

Напоминаем  всем  трудящимся,  что  в  связи  с  эпидемией  гриппа  и состоянием  атмосферы  в Москве  и  её  окрестностях  постановлением  Моссовета  от  14  мая с/г,  в  текущем  году  ЗАПРЕЩЕНО  проведение  родительских  дней  и  посещение  родителями  своих  детей,  находящихся  в  пионерских  лагерях,  детских  садах,  яслях  и  других  детских  учреждениях.  ЭТО  постановление  распространяется,  естественным  образом,  и  на  места  дислокации  студенческих  строительных  отрядов,  о  чем  рекомендуем  сообщить  всем  заинтересованным  лицам.  Одновременно  напоминаем,  что  обмен  информации  может  осуществляться  с  помощью  изобретенной  в  начале  XV  в.  почтой  и  придуманным  несколько  позже  телеграфом.

 

          ПОЛЬЗУЙТЕСЬ  УСЛУГАМИ  МИНИСТЕРСТВА  СВЯЗИ!

               В  СЛУЧАЕ  ПОЖАРА  ЗВОНИТЕ  ПО  ТЕЛЕФОНУ  01!

          НЕ УПОТРЕБЛЯЙТЕ В ПИЩУ НЕСЪЕДОБНЫХ  ПРЕДМЕТОВ!

 

Комментирую  последнее  объявление.  Оно  было  намеком  тем   родителям  (и  бойцам),  которые  зачастили  в  лагерь.  Особенно мамаше  "Тимохиных"  Она  приезжает  каждое  воскресенье.  Намёк  понят  не  был.  В  следую-щеевоскресенье  в  7-30  утра  мама  уже  сидела  на  скамеечке.  Как и  прежде.